Рус Укр
— Розгорнути навігацію —

Виктор Медведчук: Украина готова покупать дорогой американский газ, лишь бы угодить хозяевам из США


NewsOne: Сегодня Кабинет министров ратифицировал соглашение с американской компанией о поставках сжиженного американского газа. Идея на самом деле не нова – еще Гройсман в 18-м году о ней говорил: мол, таким образом мы станем более энергетически независимы от России. Сначала были американские дорогие тепловозы, затем американский уголь, теперь сжиженный газ. Что же дальше?

Виктор Медведчук: А дальше будет все продолжаться в том же стиле, в каком наметила эта власть, находясь в сфере внешнего управления США. Вы помните, чего стоили Украине визит и встреча президента Порошенко с господином Трампом – это как раз вот к трансильванскому углю. И электровозы, вы правильно сказали, и разговоры по поводу сжиженного газа ведутся давно. Я вам скажу, он будет минимально дороже того газа, который закупает Украина сейчас и который реализуется на территории Украины. А сжиженный газ закупается сегодня у России, у Беларуси и у Казахстана – сжиженный газ, который поставляется и который потребляется на территории Украины. Так вот, этот газ будет дороже, начиная с показателя в 1,5–2–2,5 раза дороже того газа, который сегодня поставляется в Украину. Скажите: а кому это надо? Первое. Второй вопрос: а зачем это делать? Для того, чтобы угодить американской власти? Да, для того, чтобы угодить американской власти. Для того чтобы еще раз подчеркнуть, что мы полностью выполняем любые указания, причем за счет потери в своих экономических интересах. Потому что абсолютно понятно, что если есть продукт, есть рынок и есть на него цена, то надо покупать таким образом, чтобы это было выгодно для государства, а значит, и для людей, которые его потребляют. А у нас вначале идет политика, то есть политически мотивированные действия, а уже потом – по существу и по содержанию. Поэтому вот подобное решение правительства на сегодняшний день – оно еще раз означает, что мы глубоко погрязли в вопросах подчинения именно во внешнем управлении США. Потому что все последующие действия: и закон о земле, и закон о банковской деятельности, и пленки Порошенко – Байдена – это все очевидное свидетельство того, что Украина во внешнем управлении. А значит, потеря наших национальных интересов, а значит, мы постепенно расстаемся с такими понятиями, которые являются конституционными характеристиками, а именно: независимое и суверенное государство. При внешнем управлении мы таковым по факту являться не можем, к огромному сожалению Украины и украинцев.  

NewsOne: Виктор Владимирович, если говорить о газовом вопросе, вы знаете о том, что МВФ, бенефициаром которого является США, намекает украинской власти …

Виктор Медведчук: Главным бенефициаром.

NewsOne: Безусловно! Намекает украинской власти на то, чтобы она вывела наблюдательный совет НАК «Нафтогаз» отдельно. И это наводит на мысль, что не все так хорошо в Датском королевстве. Чем это можно объяснить? Пойдет ли на это украинская власть?

Виктор Медведчук: Объяснение одно, и стратегическая задача, которую поставили в данном случае и МВФ, которые действуют по указке опять-таки американцев. И здесь это является аксиомным и не требующим доказательств – чтобы изменить в уставе статус наблюдательного совета НАК «Нафтогаз», который на сегодняшний день фактически осуществляет оперативное управление самим НАК «Нафтогаз». А что такое управление НАК «Нафтогаз»? Это цены и тарифы, которые впоследствии ощущают все наши граждане на себе. Это рост коммунальных тарифов, это рост цен газа для населения. Это то, что самое главное – вывести НАК «Нафтогаз» через управление наблюдательного совета из подчинения правительства. То есть это будет самостоятельная структура в системе органов государственного управления Украины, но руководить этой структурой будут из-за океана. Будут те, которым выгодно это делать именно в их интересах, а не в интересах граждан Украины. И вот это самое страшное. Потому что история этого вопроса такова: когда еще премьером был Гройсман, он внес изменения в устав в отношении ограничения определенных действий наблюдательного совета. Ведь в наблюдательный совет входят иностранцы. Они вообще ничего общего с Украиной не имеют. Они общее имеют только то, что люди, которые платят высокие тарифы за коммунальные расходы, тем самым платят им высокие заработные платы в долларах – в сотнях тысяч. Именно членам наблюдательного совета. Так вот, Гройсман пытался это ограничить. Более того, вы, наверное, помните его замечание по поводу того, что, мол, мы вообще не продлим контракт, если председатель НАК «Нафтогаз» не будет выполнять требования правительства на следующий срок. Правда, потом он это заявление забрал. Коболев остался руководителем НАК «Нафтогаз», потому что его поправили. Кто поправил?  Ну, конечно ж, те, кто руководят Украиной, кто руководят НАК «Нафтогаз». Поэтому подобные действия в отношении наблюдательного совета, это делается с целью того, чтобы напрямую управлять жилищно-коммунальными тарифами, напрямую управлять НАК «Нафтогаз» – без правительства, без исполнительной власти. 

NewsOne: Есть очень плохие новости для украинцев: тарифы могут вырасти еще больше. И это несмотря на то, что ровно неделю назад на пресс-конференции президент Владимир Зеленский говорил, что платежка для украинцев снизилась. Как вы, Виктор Владимирович, можете объяснить, что, имея абсолютное большинство в ВР, свой Кабмин, своего генпрокурора, тем не менее мы настолько зависимы? Или президенту Зеленскому, как и президенту Порошенко, кто-то звонит и диктует, как управлять страной? В чем секрет?

Виктор Медведчук: Это однозначно, потому что эти требования идут, и это не самодеятельность президента. Если мы говорим о внешнем управлении, которое существует и реализуется начиная с 14-го года, то абсолютно ясно, что в сфере этих внешних управлений все отрасли управления государством. И поэтому, когда вы говорите – да, действительно, тарифы уменьшились, как говорит г-н президент. Он, правда, когда отвечал на этой пресс-конференции, то забыл сказать, что эти тарифы, в том числе и стоимость газа, уменьшилась до 4000 грн по одной простой причине. И эта причина, что стоимость газа по импорту, который Украина закупает и в прошлом году закупила 14 млрд, в том числе и оптом продавая населению, – она уменьшилась значительно. Если раньше когда-то, в 18–19-м году, вот эта средняя таможенная стоимость составляла $339 за тысячу кубических метров, то в апреле месяце она уже составляла $122. То есть в три раза ниже. Почему же тогда стоимость газа для населения, которая когда-то была 8500 грн, сейчас составляет 4065 грн за тысячу кубов? Почему стоимость для населения уменьшили в два раза, а не в три? Президент забыл об этом сказать. Как и забыл сказать, почему, как он говорит, «едем, смотрим на заправки, а там ценники, и они меньше». Действительно, меньше. Но надо бы сказать о том, что упали, катастрофически провалились цены на нефть на мировых рынках, где мы покупаем в том числе в данном случае дизельное топливо и бензин. И это – причина. То есть, когда он говорил про тарифы и цены на горючее, на бензин и дизельное топливо, ведь он (а вам лучше об этом судить, вы были на этой пресс-конференции) хотел показать, что это заслуга его власти и его. Но я думаю, что достаточное количество людей понимает у нас в стране, что это никак, к сожалению, не связано ни с властью, ни с господином Зеленским. И об этом тоже надо говорить. И поэтому абсолютно естественно, когда вы ставите вопрос, что сейчас повышаются цены, предложили повысить цены на электроэнергию, они будут повышаться и на газ, они будут повышаться и на бензин, дизельное топливо, потому что после обвала цен на нефть марки Brent до $21–22 за баррель, она сегодня поднялась до 34–36, и она будет дальше расти. Эксперты говорят, что она вырастет до конца года до 45–50. То есть все вернется, как говорится, на круги своя. А по поводу электроэнергии, так это борьба олигархов, влияние на власть, по защите своих инвестиций, которые они вкладывали в альтернативные источники энергии. То есть надо сегодня уменьшить объемы производства атомной энергетики, а это фактически самая дешевая электроэнергия. Ее производится где-то 50–55%, потому что самая дешевая – это гидроэлектроэнергия, а потом уже идет атомная. Для чего? Для того, чтобы удорожить электроэнергию и тем самым выплачивать олигархам, которые вложили свои деньги, и не только нашим олигархам, но и западным, международным финансовым институтам, которые вложили в эту альтернативную энергетику деньги, за счет повышения цен электроэнергии для предприятий. И, самое главное, что снова-таки будут повышаться цены для населения, для наших граждан.  

NewsOne: В продолжение этой темы, Виктор Владимирович. Вы знаете о том, что мы платим за сам газ и за транспортировку. Говорят, сейчас поднимут цены на электричество, соответственно, выведут отдельно платеж за транспортировку сетями электроэнергии, это вообще непонятно для многих наших телезрителей. Как политик, объясните, пожалуйста, что происходит, и почему именно так.

Виктор Медведчук: Происходит то, что на сегодняшний день пытаются выстроить эти либертарианцы, которые находятся при власти, «новые либералы», политику того, чтобы тарифы росли, как этого требует в том числе и в первую очередь МВФ. Да, действительно, ведь это же новшество было введено НАК «Нафтогаз» – есть газ, есть его поставки, а есть еще транспортировка. Это всегда было в цене, это всегда было, если не в себестоимости, то в рентабельности. Сегодня это сделали отдельной платежкой для того, чтобы разделить платежи и тем самым можно было бы увеличить вот эти платежи за счет дополнительного разделения. То же самое будет и с электроэнергией. Происходит то, что власть не думает о людях, власть не думает о простых людях, власть не живет их интересами, и власть занимается только одним – с одной стороны, выполнить команды и указания, которые идут из-за рубежа, таких как фонд Сороса (если речь идет о земле), таких как МВФ, другие финансовые международные ростовщики, а также местные олигархи. Выполнить эти задачи по наполнению и по отработке того, что сегодня происходит за счет граждан, за счет населения, отработать перед ними и долги, и обязательства. Ну, и примерно выглядеть так же красиво, как г-н Порошенко в разговоре с Байденом, который говорил: МВФ, говорит, попросил повысить тарифы на 75%, а я взял и на 100% их повысил. Вот примерно вам лицо, политическое лицо власти, которое было и, к сожалению, остается сегодня. 

NewsOne: При этом дела в экономике ну не очень хорошие...

Виктор Медведчук: Они очень плохие. Очень.

NewsOne: ...В эфире канала «112 Украина» вы назвали ну очень, на мой взгляд, страшные цифры: из 975 млрд доходной части бюджета в Украине 642 (внимание!) – это заимствования. Кроме того, снижается промышленное производство – на 8% с начала года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И при этом, Виктор Владимирович, президент доволен работой Кабмина. Так, опять-таки неделю назад на пресс-конференции он сказал, что считает Шмыгаля чистым и профессиональным, и, цитирую, «замечаний к Шмыгалю нет». Так в чем же такой диссонанс, как вы можете это объяснить?

Виктор Медведчук: Давайте вспомним историю. Вы помните Гончарука, да? Самокат, кабинет, премьер-министр, и потом его отправили в отставку. А если вы вспомните (и, я думаю, вы должны это помнить как журналист и потому, что вы это неоднократно обсуждали, в том числе и в своих эфирах), за неделю до этого господин Зеленский то же самое говорил по поводу Гончарука, а через неделю это все изменилось. Это ведь непрофессионализм и дилетантство со стороны правительства и со стороны тех, кто находится рядом и советует господину Зеленскому. С учетом того, что, как мы помним (один из разговоров господина Гончарука и его содержание), президент Зеленский плохо понимает в экономике. Поэтому за десять дней до отставки он говорил, что они хорошие, потом произошла отставка. Точно так и сегодня. Но ведь сегодня еще более катастрофическая ситуация, и я хочу продолжить ту информацию, которую вы сказали, на которую я ссылался. Мало того, что 7,9% падение промышленного производства, так есть еще по отраслям, по важным, жизнеобеспечивающим отраслям, таким, как, например, машиностроение – упало за четыре месяца, январь – апрель 20-го года на 19,3%, добыча угля – минус 21%. Сегодня доходная часть бюджета за четыре месяца не выполнена на 13,9%, минус. Пенсионный фонд, наполнение – минус 8,9%. Идет падение в сельском хозяйстве, идет падение 15% в легкой промышленности. Это все показатели четырех месяцев. Но карантина из этих четырех было только полтора, вы помните это, да? А 2,5 месяца фактически нормальной, якобы нормальной работы. Но ведь падение и кризис экономический начался в 19-м году, и он фактически продолжался всю вторую половину 19-го года. То есть ни одно, ни второе правительство ничего не смогло сделать. Более того, с теми планами, с теми идеями и с той идеологией в экономической сфере они и сделать ничего не могут. И поэтому мы сегодня пожинаем плоды – страна и в первую очередь правительство, которое полностью, полностью не может справиться с ситуацией. Почему? Потому что оно непрофессионально, это правительство не подготовлено, у них нет не просто четкого плана, у них нет вообще плана по выходу из этой ситуации. Более того, когда начался карантин и началась активная фаза борьбы с коронавирусом во второй половине марта текущего года, они не предприняли никаких мер, чтобы не просто там создать новые рабочие места. Потому что вот эти сказки и легенды про 500 тыс. останутся сказками и легендами. Надо было сделать все для того, чтобы максимально сохранить количество рабочих мест, а речь идет в первую очередь о среднем и о малом бизнесе. Ничего сделано не было, никакой помощи не было оказано. В это время принимаются законы о банковской деятельности, закон о земле, на внеочередных пленарных заседаниях – это самая главная задача. В том числе наконец-то он подписал закон № 1210. Это закон, который называют бизнесмены «о налоговом терроре». Вдумайтесь, закон о налоговом терроре, который был принят ВР, кстати, в очень знаменательную дату для Украины – 16 января. Сейчас он подписан и вступил в силу, и уже даже такой реформатор, как Саакашвили, говорит: «Да, есть вопросы. Надо что-то делать. Давайте свои предложения, мы будем менять». А зачем же вы его подписывали? Его подписали на прошлой неделе. Более того, все были уверены, что президент наложит вето. Но это действительно закон о налоговом терроре. Поэтому, когда мы говорим и оцениваем деятельность правительства и в частности премьер-министра, который вообще провалил все, что было связано с карантином и сохранением в сфере предпринимательской, промышленной и других сферах производства в Украине… Более того, на сегодняшний день мы еще получили этот закон. То есть все не просто идет вниз, а все падает вниз. И остановить, получается, некому, потому что те, которые при власти и которые должны это делать, пока, извините, не чешутся.  

NewsOne: Виктор Владимирович, чем можно объяснить заявление Зеленского через год о том, что у него кадровый голод, нет специалистов, а, соответственно, результаты – ничтожны? Именно с этим связаны? Это первое. Вы начали говорить о карантинном периоде, который прошел в период правительства Шмыгаля. Вы, очевидно, слышали, о чем говорил премьер-министр – о 500 тыс. рабочих мест и так далее. Вы считаете, это вообще следует рассматривать как реальный выход из кризиса или это очковтирательство?

Виктор Медведчук: Я думаю, что это чистый пиар со стороны премьер-министра. Более того, конечно же, никаких 500 тыс. рабочих мест создано не будет. Это все разговоры. А когда вы говорите по поводу того, что говорил Зеленский в отношении кадрового голода, я вам скажу: здесь ответ мне очень понравился. Есть такой Комитет избирателей, который анализировал пресс-коференцию президента Зеленского. И вот там есть один пункт, на котором он остановился, который может… послужить ответом на ваш вопрос. Потому что там у меня нет кумовьев, родственников или знакомых во власти. Они посчитали, что за это время 30 человек из «95-го квартала» и связанных с «95-м кварталом» структур получили государственные должности. Так я вот думаю, дополняя это замечание и этот вывод, сделанный Комитетом избирателей: может, там кадры закончились и поэтому действительно кадровый голод, больше неоткуда брать? Просто г-н Зеленский не знает, где еще могут быть профессиональные кадры, которые могут управлять страной. Такое впечатление, что до 20 мая 2019 года этой страной не управляли. Да, плохо, хорошо, по-разному. Но этой страной управляли – и были достижения, и были недостатки. Если г-н Зеленский думает, что могут прийти люди из «95-го квартала» и они могут справиться с этой ситуацией, то мне кажется, он уже глубоко ошибся и ошибается дальше. Вот это вызывает действительно серьезное сожаление.

NewsOne: Виктор Владимирович, снова возвращаясь к пресс-конференции годовой, мы действительно, я думаю, что все украинцы с нетерпением ее ждали...

Виктор Медведчук: Вы когда говорите про пресс-конференцию, Диана, я улыбаюсь. Искренне. Я вспоминаю вас на этой пресс-конференции. Извините за то, что перебил. Вы были великолепны. 

NewsOne: Спасибо, это очень приятно. На самом деле я, честно говоря, как и мои коллеги-журналисты, и как простые украинцы, на самом деле хотели услышать ответы на вопрос: за счет чего будет развиваться украинская экономика? Кто, собственно, и как будет ее строить? И вообще, наш вектор. Кто мы и куда мы идем, наконец? Или вы услышали, или вам хоть что-то стало более понятно после этой пресс-конференции о том, что с нами дальше будет?

Виктор Медведчук: Уважаемая Диана, я уверен, как и вы, ничего этого, к огромному своему сожалению, не услышали. Потому что, вы знаете, я смотрел не всю пресс-конференцию, но я читал стенограмму всей пресс-конференции для того, чтоб быть в предмете и в теме. Так вот, я вам хочу сказать, что вопросы были серьезные, на серьезные темы, на животрепещущие темы, на темы, на которые должен и может отвечать только президент. Но, к сожалению, большинство ответов вы не услышали, и мы не услышали. Большинство того, что было отвечено, это все было на уровне того, что, если не знаешь, что сказать серьезного, преврати в шутку. Ну, это из бывшей профессии, и у него, господина Зеленского, это хорошо получается. А проблемы остались, и вопросы в связи с этими проблемами тоже остались. И поэтому вы не напрасно сегодня задаете вопросы. Потому что есть серьезные вопросы: развитие экономики, обеспечение социальной сферы, вопросы мира на Донбассе. Есть вопросы внешней политики, есть вопросы внутренней политики, и на них ответов нет. Более того, ну, ладно, не успел, не задали, не смог. Но ведь и в деятельности господина президента нет ответов на эти вопросы, потому что мы не видим линию этого поведения. С одной стороны, говорят о том, что правительство Шмыгаля великолепно. С другой стороны, мы видим вот те недостатки, о которых в том числе и я сегодня частично говорил. А ведь об этом надо говорить намного дольше и намного существенней. Потому что это только вот такой срез характеристики того, что происходит, а есть же вещи еще более серьезные. Потому что, например, мы сейчас говорим про Кабинет министров, про его постановления. Вы привели мне в пример в своем вопросе в отношении одного постановления. А я вам скажу, от 20 мая не принимают постановления и говорят: «Вот есть первоочередные платы со счетов Государственного казначейства. Там есть приоритеты, куда деньги идут в первую очередь и потом по остаточному принципу». Так вот, туда внесли – если раньше было внеочередное это обслуживание внешних займов, то сюда добавили и возврат внешних займов. И возврат. И вот та сумма, которую вы называли – 975 млрд доходной части, и из них 642 – это внешние и внутренние займы. Так вот, вернуть в 20-м году нам надо 490 млрд, поэтому это тоже будут первоочередные платы. А разве это первоочередные платы? Первоочередные платы – это сегодня система и сфера здравоохранения, это врачи, которые находятся на переднем крае борьбы с коронавирусом, это социальные программы, потому что уменьшили субсидии, уменьшили субвенции местным советам, на сегодняшний день уменьшили компенсации по выплатам для людей, сегодня растет дефицит Пенсионного фонда, сегодня люди теряют рабочие места, потому что многие – сотни тысяч – вернулись из-за границы, которые уже там не трудоустроятся, а здесь нет новых рабочих мест. Как они будут жить? Как они будут содержать свои семьи? Это же то, что мы называем экономикой. И вы задаете вопрос. Вот здесь нет ответов. Но, самое главное, нет не просто ответов – нет даже идей и планов, которые должны быть реализованы, потому что эти планы должны были быть в марте, а реализовываться они должны были в апреле, а их нет даже в конце мая. 

NewsOne: Буду себя корить, если не спрошу. Это касается продолжения темы Дианы. Вы наблюдали за президентом, он давал пресс-конференцию, марафон несколько месяцев назад и буквально недавно….

Виктор Медведчук: Да, я помню там ваши вопросы тогда.

NewsOne: Ну, я буду скромным, не буду говорить об этом, но благодарю очень.

Виктор Медведчук: Я помню.

NewsOne: Кстати, как всегда, NewsOne был на высоте, это показывает...

Виктор Медведчук: Да, я подтверждаю!

NewsOne: ...класс журналистов. Спасибо. Какая разница между тем Зеленским и нынешним? И второй подпункт вопроса: он заявил о следующем сроке – как вы это прокомментируете?

Виктор Медведчук: Вы знаете, разница между тем и сегодняшним, я думаю, вы знаете ответ на этот вопрос. Но если нет, то я думаю, в дискуссии общей с Дианой вы точно поймете, в чем эта разница. Как он отвечал на ваш вопрос и как он отвечал на вопросы Дианы уже 20 мая. Я вам хочу сказать, что изменилось. Изменился уровень доверия к нему – уже есть характеристики того, как оценивают его действия. И вот последняя социология КМИС, которая была оглашена 19 мая, она говорит: в вопросах борьбы и установления мира неуспешным его считают 69%. В вопросах борьбы с экономическим кризисом – 64%. В вопросах борьбы с коррупцией – 65% и так далее. То есть то, чего не было тогда. Потому что в октябре все эти цифры еще были с большим положительным перехватом в плане цифр, и количество – это первое, что меняется. Теперь, когда ему задали вопрос по поводу… настойчиво, принципиально, последовательно, задали вопрос о втором сроке, да, он пытался что-то объяснить, рассказать, при какой ситуации он бы не пошел, и вообще, кто должен идти на выборы президента, кого надо избирать. Я вам скажу, что я, например, к этому отношусь творчески – очень просто. Вообще пойти на выборы, выдвинуть себя на выборы может каждый гражданин Украины, который достиг определенного возраста и обладает теми или иными характеристиками, которые позволяют ему это сделать. Ведь пойти на выборы и выиграть выборы – это разные вещи. И я не хочу сегодня предсказывать его судьбу, но думаю, что если последующие годы или последующее время г-н Зеленский будет относиться к тому, что ему доверили власть в Украине таким образом, как он относился этот год, то у него не очень реальные шансы, если просто сказать – нет шансов победить на выборах. Но я ему искреннее желаю: первое – исправиться, второе – распорядиться тем доверием, которое остается по отношению к нему, таким образом, чтобы исправить те ошибки, которые были. Набрать команду профессионалов, начиная с правительства и заканчивая местной региональной властью для того, чтобы они изменили ситуацию в стране к лучшему. Если у него это получится – у него есть шансы. Не получится – ну, это беда украинского народа. 

NewsOne: Ну и, конечно, подходим к вопросу, который, даже несмотря на кризис и коронавирус, не менее важный для всей Украины – конечно, это вопрос мира. Опять-таки, уже чуть больше, чем год назад, в инаугурационной речи президент Зеленский сказал: «Я точно не боюсь принимать сложные решения, я готов терять свою популярность, свои рейтинги, и, если надо, я без колебаний готов потерять свою должность, чтобы только наступил мир». Почему мы не увидели сложных решений? Почему снова, собственно, все то же? И то, о чем обязалась Украины на парижском саммите «нормандской четверки», не выполняется. Решения слишком сложные?

Виктор Медведчук: Вы знаете, решения не сложные, особенно при том уровне доверия, которое было оказано ему населением, гражданами Украины, когда 73% проголосовали за него. Они проголосовали за него, я почему-то уверен, в первую очередь потому, что эти люди в основном хотели мира. Более того, вы помните, что Юго-Восток голосовал во втором туре 88–89% за кандидата в президенты Зеленского? А там главная проблема, решение которой необходимо со стороны власти, – это мирное урегулирование. И вы правильно здесь сослались на парижский саммит, на парижское коммюнике. То, что было в сентябре 14-го, в феврале 15-го – тогда это подписывалось и утверждалось: подписывалось по поручению Порошенко, а подписывалось и утверждалось самим Порошенко, а потом было утверждено резолюцией Совета Безопасности ООН. А 9 декабря в Париже он же подписал, он согласовал это коммюнике. А что сказано в коммюнике? О том, что стороны признают Минские соглашения и перечисляют: 5, 19 сентября 14-го года, 12 февраля 15-го года, и считают, что они должны быть полностью, цитирую, имплементированы. То есть все Минские соглашения имплементированы. Это политическая часть соглашений, а именно: закон о выборах, закон об амнистии, закон о статусе и изменения в Конституцию об особом статусе. Что сделал господин Зеленский? Абсолютно ничего. Я это утверждаю, и вы не хуже меня это знаете. Почему он этого не сделал, возвращаясь к тому, с чего я начал, с учетом его высокого уровня доверия? Не сделал, потому что у него нет политической воли на установление мира. Вопрос: почему нет политической воли? Или он этого сознательно не хочет, или он чего-то или кого-то боится. В любом случае и в первом, и во втором варианте Минские соглашения не выполняются ни в одной из частей. Потому что можно говорить об обменах, и это положительный факт. Более того, обмены должны происходить, но это ничего общего не имеет с мирным урегулированием на Донбассе. И поэтому, когда он говорит: «Очень не хотелось бы, – опять-таки, на той же пресс-конференции, – возвращаться к варианту Б или С. Мы тут еще посмотрим, я дал год для мирного урегулирования, а потом будут альтернативы». Я могу сказать со знанием дела: я не знаю ни плана Б, ни плана С, но хорошо знаю ситуацию на Донбассе, на украинском Донбассе. И хорошо знаю отношение тех сторон и отношение России к этой проблеме. Так вот, я могу сказать: к огромному моему сожалению и к огромному сожалению нормальных людей в Украине, если не будут выполнены Минские соглашения, альтернативой им является потеря Донбасса для Украины. А за это необходимо и будет, придет время нести ответственность. Вот это самое главное, потому что, если мы выполним Минские соглашения, Донбасс должен и вернется в Украину, а Украина вернется на Донбасс. Если мы этого не сделаем, тогда будет то, о чем я сказал: к огромному сожалению, потеря Донбасса для Украины.  

NewsOne: А можно вас спросить, почему тогда Зеленский, собственно, не хочет делать? Напомню, в Давосе он заявил, что выполнять Минские договоренности Украина пока не имеет возможности. Дальше председатель ВР Разумков буквально недавно сказал, что проголосовать особый статус для неконтролируемых территорий – это невозможно в нынешних условиях. Так кого боится Зеленский – наших так называемых западных партнеров или внутренних радикалов? Потому что, я так понимаю, если идет на второй срок, то, безусловно, боится потерять свои высокие рейтинги, которые демонстрировал и о которых говорил.

Виктор Медведчук: Остатки высоких рейтингов. Я вам хочу сказать, Виталий, все очень просто. Дело в том, что значит – нельзя проголосовать? Если политическая воля есть у г-на Зеленского, у г-на Разумкова как представителя этой политсилы, то она есть еще у одной фракции и партии – «Оппозиционной платформы – За жизнь». И мы, в том числе и я неоднократно говорил и поднимал вопрос, что если надо внести изменения в Конституцию, то у нас вместе есть 300 голосов. Мы готовы это поддержать, несмотря на то, что мы в оппозиции к Зеленскому и всей его команде. Но это вопрос мира, и в вопросе мира мы будем двигаться вперед ради одной стратегической и жизненно важной цели: это мирное урегулирование. Более того, принять закон об особом статусе, принять закон об амнистии, принять специальный закон о выборах, что предусмотрено «формулой Штайнмайера» и Минскими соглашениями, мы можем двумя фракциями. И мы можем это сделать. И когда они говорят, что не представляют себе возможным, то ответ простой: или то, что вы сказали, что они боятся национал-радикалов, остатков «партии войны» имени г-на Порошенко, ведь они проиграли и на президентских, и на парламентских выборах (я имею в виду «партию войны»). Остатки «партии войны» попали в лице «Европейской солидарности» в парламент, но они не определяют там вектор принятия решений. Потому что есть достаточно трезвых, сознательных политических сил и народных депутатов, которые готовы это поддержать. Поэтому, когда это не делается – ответ один. Он заключается в следующем: нет политической воли на мирное урегулирование. Нет политической воли для того, чтобы вернуть людей Донбасса, и для того, чтобы Донбасс вернуть в Украину. 

NewsOne: Тогда у меня уточнение, Виктор Владимирович: вы сказали, что Украина может потерять Донбасс. Вы немного лучше многих других знаете ситуацию и знаете о настроениях в Кремле. Достаточно непростой вопрос: что сейчас там думают о том, как дальше будет развиваться минский процесс? Когда в последний раз вам удалось поговорить с президентом России об этом? И сразу второй вопрос, он связан. Вчера стало известно, что парад ко Дню Победы в России таки состоится, и он будет 24 июня. Накануне в вашей фракции говорили о том, что уместно отправить делегацию из ВР на парад 9 мая. Тогда ее перенесли из коронавируса. Планирует «Оппозиционная платформа – За жизнь» ехать в Москву 24 июня?

Виктор Медведчук: Вообще все, что мы говорим, и все, что мы говорили, мы реализуем. В том числе и в этой части. Но я вернусь, если вы не возражаете, чуть позже. Что думает РФ? Позиция РФ всегда была одной и той же. РФ когда-то через заявление глав государств «нормандского формата» 12 февраля утвердила Минские соглашения. Впоследствии на Совете Безопасности они были утверждены, в том числе и представителем РФ. Президент РФ господин Путин неоднократно заявлял: «Донбасс – это Украина». Еще раз подчеркиваю для всех, в первую очередь – для национал-радикалов, для бывшего президента Порошенко и для настоящего президента Зеленского: Донбасс – это Украина. Дальше. Он говорит: «Мы договорились, мы приняли Минские соглашения, их надо выполнить – и Донбасс вернется в Украину». Позиция РФ в этой части не менялась и не меняется. Поэтому здесь опять-таки я возвращаюсь к тому, что политическая воля может предопределить возвращение Донбасса в Украину. А в отношении парада Победы, посвященного 75-й годовщине победы в Великой Отечественной войне как событию уникальному, историческому, событию не только XX века, это событие будет во главе угла и в центре внимания и в текущем, XXI веке. Это действительно очень важное событие, и очень хорошо, что он, этот парад, будет проходить в знаковую дату. 24 июня 1945 года, 75 лет до этой даты, проходил парад Победы, парад победителей, где были сожжены все нацистские, фашистские знамена на Красной Площади.  И это действительно было знаковое событие 45-го года. И поэтому приурочить к этой дате, я считаю, очень правильно. И провести военный парад в честь 75-летия победы в Великой Отечественной войне – это тоже очень правильно. А в отношении нашей делегации и того, о чем мы уже раньше говорили, я могу сказать: конечно же, мы сделаем все для того, чтобы попасть на этот парад. Это первое. Второе...

NewsOne: Прошу прощения, это уже сенсационное заявление. Я думаю, сейчас снова СМИ его растиражируют...

Виктор Медведчук: Естественно. 

NewsOne: ...и опять-таки пойдут заявления, что за это «Оппозиционную платформу» надо привлечь к уголовной ответственности.

Виктор Медведчук: Ну, конечно, появляются основания для некоторых недалеких, подчеркиваю, для того, чтобы обращаться о возбуждении, например, уголовного дела, как это было раньше. Но я закончу предыдущую мысль. Я хочу сказать о том, что победа в Великой Отечественной войне – это заслуга в том числе и украинского народа, который вынес все тяготы, лишения той самой страшной войны XX века. И победил советский народ, в том числе и украинский народ, который воевал в составе советских вооруженных сил. И мы не можем не чтить этот праздник. Тем более, что 80% наших граждан действительно считают этот праздник Победы, 9 Мая, победой в Великой Отечественной войне, большим и знаковым для них праздником. И вот именно мнение этих людей, – а мы делали все для того, чтобы люди даже в условиях карантина, 9 мая, отпраздновали эту знаменательную дату, – будет для нас основанием для того, чтобы мы приняли участие в этих торжествах, посвященных победе в Великой Отечественной войне. Это первое. А второе – я вам хочу сказать по поводу уголовных дел: ну, волков бояться – в лес не ходить. Последнее уголовное дело, которое пытается возбудить и которое должна возбудить прокуратура, заключается в том, что мы были в Москве 10 марта, встречались с делегацией руководства и депутатов Госдумы, и я встречался с президентом РФ. Вы, кстати, перед этим задали вопрос: позиция господина Путина. Еще раз подтверждаю, что позиция президента РФ по установлению мира и возвращению Донбасса в Украину такая, о которой я вам сказал. То есть она остается стабильной, последовательной и принципиальной. Когда мы встречались с делегацией, то те умники или те недалекие, которые подают подобные заявления, они, видимо, не знают о том, что в ВР создано межфракционное депутатское объединение «Межпарламентский диалог ради мира: Украина – Россия – Германия – Франция». Это так в названии этого межфракционного объединения. Я избран председателем этого межфракционного объединения. Была делегация этого межфракционного депутатского объединения, которая поехала для того, чтобы продолжить наши парламентские связи. Перед этим были встречи в Бундестаге в Германии, были встречи в Сенате, в Национальном собрании Франции, где мы с депутатами стран, которые входят в «нормандский формат», договаривались сделать и создать «Парламентское измерение "нормандского формата"». Почему же дело возбуждают только по поводу встречи с делегацией Госдумы, а не сенаторами Франции или с депутатами Бундестага? Вы знаете, это вот та примитивная идея, которая звучит из уст вот этих представителей «Голоса». Причем голос, он же не украинский, это голос западный, это голос Сороса, это голос международных финансовых ростовщиков, который пытается свести счеты с партией, с фракциями, с отдельными представителями, с руководителями партий для того, чтобы они не добивались мира. Это все те, кто выступает против мира, это все те, кто выступает против возвращения Донбасса в Украину. Эта их позиция была в условиях деятельности, широкой деятельности «партии войны» под руководством господина Порошенко, это деятельность остатков, разбитых остатков «партии войны» в сегодняшнем парламенте, которые представляют и «Европейская солидарность», и «Голос».

NewsOne: Все сознательные украинцы чествовали День Победы в тех бурных событиях. Я говорю о великой войне, она коснулась многих семей, особенно украинских. Но вот сегодня суд признал противоправным заявление Института нацпамяти. Тогда, еще в 2017 году, директор института Владимир Вятрович отвечал на журналистский запрос: символика дивизии Ваффен СС «Галичина» не является нацистской. Теперь, соответственно, за это можно будет получить 10 лет. Он, правда, не согласен, отстаивает свою позицию, очевидно. Но о Шмыгале и кадровой политике. Вы знаете, что Шмыгаль заявил о том, что исполняющая обязанности министра образования Любомира Мандзий может стать полноценным министром. Хочу напомнить нашим телезрителям, что в 2018 году она во Львове организовывала конкурс детских рисунков в честь именно этой дивизии СС. Как вы это прокомментируете, такие извращения?

Виктор Медведчук: Ну, вы знаете, комментировать это можно только одним образом – это одного поля ягоды. И и. о. министра образования, и Вятрович. А сегодня и его сподвижник, который возглавляет Институт нацпамяти, и сам Шмыгаль. Ведь когда же представители нашей фракции пришли на прием к премьер-министру, г-н Рабинович задал вопрос: как будем праздновать 9 Мая? Мы подали проект-постановление празднования 9 Мая, Дня победы в Великой Отечественной войне еще 1 марта. А он говорит: а для меня этого праздника не существует. Как? Для премьер-министра не существует праздника, который в Украине имеет статус государственного праздника? Какой же ты премьер-министр? Ты даже просто чиновником, любым должностным лицом не можешь быть, если ты не признаешь государственные праздники. То есть он прямо высказал свое отношение – в нарушение действующего законодательства. Ну как же теперь оценивать? Да, действительно сегодня Окружной административный суд г. Киева принял решение и признал, что это символика является нацисткой, она запрещена в Украине, за это предусмотрена ответственность, к которой, видимо, будут привлекать. Но вы еще не вспомнили, что еще на днях Львовский горсовет разместил поздравления в честь 77-летия со дня создания этой дивизии СС «Галичина». Просто там «СС» пропустили, а «дивизия 14-я гренадерская «Галичина» сказали. Все же понимают, о какой дивизии идет речь. Все же понимают, какие у них были добровольцы, вот эти 80 тыс., которые обратились с просьбой включить их в состав этой дивизии. Ну и что, так это же все опять же одного поля ягоды. Это люди, которые ненавидят историю той страны, в которой мы все жили. Это люди, которые не уважают подвига – ладно, других национальностей и народностей, но они не уважают подвига наших людей. Они не уважают жертвы погибших миллионы людей во время Великой Отечественной войны. Они не уважают героев, звание которых было присвоено большому количеству граждан Украины. Вот к этому всему они относятся как к тому, что победили тогда. Кого победили? Победили в том числе и их. Поэтому они так оскорбительно, так невежественно относятся сегодня и к празднику, и ко всему тому, что связано сегодня с этим праздником. 

NewsOne: А вы не думаете, что этот тренд все-таки задается как раз сверху? Потому что, если вспомнить еще поездку в Польшу президента Зеленского и посещение лагеря Освенцим, еще тогда он сказал, что (цитирую) и Советский Союз, и фашистская Германия одинаково виноваты в том, что произошло, в тех трагедиях.

Виктор Медведчук: В начале Второй мировой войны. 

NewsOne: Кстати, в Польше, представители которой – представители войска польского – были на том же параде, в 45-м году, 24 июня в Москве, на Красной площади. Почему именно такой тренд выбрали, как вы думаете?

Виктор Медведчук: Отдельной колонной в этом параде победителей. 

NewsOne: Кстати, я добавлю, я напомню, что министр иностранных дел Германии Хайко Маас официально для...

Виктор Медведчук: Расставил точки над «і». 

NewsOne: Конечно, даже сказал, что виновата именно Германия, и все разговоры...

Виктор Медведчук: Только единолично виновата Германия в начале Второй мировой войны 1 сентября 1939 года. 

NewsOne: И всевозможные домыслы...

Виктор Медведчук: Это все те, которые пытаются нагнетать эту ситуацию. И очень прискорбно, что президент Украины, господин Зеленский, смог заявить или сделать подобное заявление. Я не знаю, кому он хотел принести пользу, но себе и украинскому народу он удовольствие от этой фразы не доставил. Не доставил. Более того, я вам хочу сказать: если уже говорить о Польше, то ведь Польша… Потому что обвиняют Советский Союз, который подписал 23 августа договор с Германией о ненападении, пакт Риббентропа – Молотова. Я сейчас не буду говорить об этом пакте, это длинная история. Могу рассказать, может, кто-то не знает, где был Львов, Львовская область, Ивано-Франковская и Тернопольская, территорией какого государства, и после чего и каких актов эта территория стала украинской. Надо сегодня это анализировать? Может быть, вот для таких моральных уродов, о которых на сегодняшний день мы говорим, из правительства, из Института национальной памяти, может быть, им надо напомнить. Но я хочу напомнить по поводу Польши. Польша – первая страна, которая еще в 1934 году подписала соглашение о ненападении с гитлеровской Германией. Поэтому, когда раздаются какие-то замечания или критические копья в адрес того, что делал там Советский Союз и как он поступил, я бы этого на их месте не делал. А вы абсолютно правильно сказали, Виталий: министр иностранных дел Германии расставил точки над «і» и просто заявил о том, что есть позиция – так это же позиция Германии. А позиция Украины (вдумайтесь) прямо противоположная. Как же такое может быть? Так кто все-таки пострадал: Германия, или Украина, или другие тогда республики Советского Союза? Кто пострадал? В Советском Союзе погибло 27 млн человек, из них до сих пор не могут посчитать, сколько погибло украинцев – от 6 до 11 млн. И мы сейчас оправдываем действия по поводу того, что Советский Союз – такой же, как и гитлеровская Германия? Ну, абсурд очевиден.

NewsOne: …Актуальны пленки, переговоры Джо Байдена (он тогда был вице-президентом США) и бывшего президента Петра Порошенко. С вашей точки зрения, почему это случилось? Какие последствия это будет иметь для нас, для украинцев?

Виктор Медведчук: Ну, видите ли, какие должны быть последствия – последствия должны быть правовые. Я в этом твердо убежден и уверен. Потому что мы же считаем, что мы живем в правовом государстве. Если вскрыты такие факты – кстати, надо отметить, не первый раз. Об этом говорилось, и сам Байден признавал факты того, каким образом был снят генпрокурор Шокин и под какие условия. И Украине очень нужны были гарантии на $1 млрд, которые давали США, а Байдену надо было снять Шокина. Но не потому, что он якобы коррупционер, а потому что он занимался расследованием уголовного дела, по которому проходила структура, которая имела непосредственное отношение к сыну г-на Байдена. То есть это высшая коррупция в США, в руководстве страны, и это высшая коррупция в Украине. И те факты, которые вскрылись и по поводу Приватбанка (что с ним надо делать), и по поводу правительства, и по поводу тарифов (я уже вспоминал), и по поводу генпрокурора – это все имеет в своем составе… это все признаки тяжких уголовных преступлений г-на Порошенко. Необходимо расследовать, необходимо давать правовую оценку правоохранительными органами и судом. В ВР сейчас создается новая следственная комиссия. Одну пытались создать еще осенью прошлого года, но на эту просьбу или пожелание не откликнулись, а проект постановления был внесен тогда Дергачем и г-ном Дубинским. Сегодня уже «Слуга народа» на последних пленарных заседаниях, на прошлой неделе, подошла в том числе и к нашей фракции, я разговаривал с их представителем. Вы будете участвовать? – Конечно будем. Мы выделили двоих депутатов и сказали, что будем активно участвовать в работе этой следственной комиссии. Сейчас посмотрим, на следующей пленарной неделе, «Слуга народа» осталась при этом мнении или, может, это мнение поменялось.

NewsOne: Виктор Владимирович, как политик и как юрист, скажите, это дело чем может закончиться для Петра Алексеевича Порошенко и, вообще, оно будет иметь негативные для него последствия?

Виктор Медведчук: Смотрите, я опять-таки возвращаю вас к тому, что в правовом государстве это должно получить правовую оценку. Есть, я, как юрист, считаю, признаки состава тяжких преступлений в действиях господина Порошено, и он должен быть привлечен к ответственности. А все остальное – это за политической волей руководства страны и за эффективностью деятельности правовой и судебной системы.  

NewsOne: При этом за год мы не увидели расследования громких дел – ни дел Майдана, ни дела убийства Шеремета, журналиста. И есть те дела, о которых, к сожалению, говорят меньше, например, дело убийства Олеся Бузины. Суды идут, но никакого прогресса нет. Но вот на днях стало известно, что генеральный прокурор встретилась с матерью Олеся Бузины, Валентиной Павловной. Кроме того, усилили прокурорский состав в этом деле. Значит ли это, что может быть прогресс? Вы в это верите?

Виктор Медведчук: Ну, вы понимаете, безусловно, подобные факты, в том числе и тот, который вы сказали, – это сегодня обстоятельства, которые вселяют надежду. Насколько это будет реализовано, мы опять-таки поживем – увидим. Я не могу сегодня прогнозировать это. Но ведь вот то, что вы говорите по поводу крупных коррупционных скандалов. По поводу, помните, этого высказывания – к нему возвращались на пресс-конференции, хорошо вам известной – по поводу «придет весна – сажать будем»… Вы посмотрите: а ведь хоть в чем-то президент Зеленский изменил свою позицию и начал говорить: «Но я же не могу, – говорит, – давать указания посадить человека, я же не могу давать команды судьям выносить необоснованные приговоры». Он правильно говорит. Я с ним согласен на 100%. Только зачем надо было этот лозунг выдвигать одним из основных, еще тогда, во время избирательной кампании, который сыграл, я уверен, положительную роль в вопросе вот тех 73% доверия наших граждан. Потому что граждане испытывают необходимость вот в такой ответственности должностных лиц, которые совершили те или иные преступления. Зачем же тогда об этом говорилось? Почему это использовалось как повод, как основание прийти к власти? Неужели он этого не знал раньше? Ну, да бог с ним. Но сегодня он правильно объясняет, что не все зависит от него. Но тогда надо было быть правдивым перед людьми. К сожалению, этого не произошло.  

NewsOne: Энгельс говорил, что разложить нацию можно несколькими способами – наказывать невиновных и не наказывать виновных. Я не сторонник Энгельса.

Виктор Медведчук: Не дай бог, чтобы у нас это имело место.

NewsOne: Но выглядит это так на самом деле. Но что касается самой ситуации резонансных дел, хотел бы спросить: почему до сих пор активисты, праворадикалы, активно вмешиваются в эти дела? Даже Зеленский пытается с ними договориться, он проводил с ними встречи. Почему правоохранительная система становится заложницей этих переговоров?

Виктор Медведчук: Ну, это опять отсутствие политической воли реализовать доверие людей, направленное на то, что если устанавливать порядок в стране, если делать наше общество правовым, как это записано в Конституции, то нужно в том числе и применение силы, ведь монополия на применение силы находится у государства. И если сегодня власть не реализует в соответствии с действующим законодательством этот принцип применения силы, использования этой монополии, потому что этой монополии не было при Порошенко, ее нет и сегодня у Зеленского... То есть он не воспользовался своим конституционным правом для того, чтобы реализовывать эту политику. Ему б не надо было, допустим, говорить или потакать национал-радикалам. Одно дело – встречаться и искать общий язык, а другое дело – потакать в вопросах там, где они нарушают закон, где они совершают или административные проступки, или уголовные преступления, как это было в прошлую субботу под офисом нашей партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», когда применялось насилие, когда применялись петарды, взрывпакеты, дымовые шашки. И что? В результате задержали 11 человек из службы безопасности партии. Ну, конечно, это самый главный виновник. К ним пришли, хотели проникнуть в офис, пытались воздействовать и применить насилие. И их же еще и задержали для того, чтобы организовать вот эту зеленую улицу для этих национал-радикалов. Понятно, что их кто-то послал. А есть сомнения, кто их послал? Да, это могут быть те же национал-радикалы, которые действуют по указке власти, а власть действует по указке внешних факторов, находящихся за границей, для того, чтобы отомстить партии и за празднование 9 Мая, и за позицию по закону о земле, и за бактериологические лаборатории, и за отношения, которые мы отстаиваем – за восстановление торгово-экономических отношений с РФ и, самое главное, за мир на Донбассе. За то, что у нас есть позиция, есть мирный план, который (мы считаем) надо реализовать, который приведет к миру в Украине.

NewsOne: А вам не кажется, что эти парамилитарные группировки просто выполняют грязную работу, в которой заинтересована украинская власть?

Виктор Медведчук: Об этом говорится много, пишется еще больше, и действительно это использовала власть и команда Порошенко, это продолжают использовать спецслужбы и правоохранительная система уже при президенте Зеленском. Однозначно.

NewsOne: И о том, как будет меняться Украины и как будет меняться, возможно, риторика власти. Потому что Порошенко, когда шел к власти, тоже совсем с другой риторикой приходил. И человек он на самом деле, как все хорошо знают, русскоязычный, и армии – языка – веры в начале тоже не было, но именно этим завершилось. Зеленский на пресс-конференции говорит, что надо языковые квоты пересматривать, но Нацсовет упрекает нас, телеканалы, мол, мы выполняем, куда деваться, потому что штрафы, но не перевыполняем эти языковые квоты. Как опытный политик, как вы думаете, вот как за год еще может измениться властная риторика?

Виктор Медведчук: Ну, вы знаете, безусловно, хотелось бы, чтобы она изменилась в лучшую сторону, чтобы прекратилась дискриминация русского языка, чтобы Зеленский вспомнил свои обещания не только во время выборов, но и после выборов пересмотреть закон о функционировании украинского как государственного, пересмотреть закон об образовании, закон о среднем образовании, выполнить требования, которые предъявлены в связи с ограничением, ущемлением национальных меньшинств в Украине, которые последовали в выводах от комиссара по правам человека Совета Европы, от миссии ООН по правам человека, от Венецианской комиссии. Они все указывали, что сегодня идет дискриминация национальных меньшинств, идет дискриминация по языку в первую очередь. И напомнить господину Зеленскому и власти в целом, что, согласно части 3 статьи 10 Конституции на территории Украины гарантируется развитие, использование, подчеркиваю, и защита русского и других языков национальных меньшинств. И ни один закон, который принимается в ущерб или не отвечает требованиям нормы Конституции, которая является нормой прямого действия, не может существовать. И любые обращения в Конституционный суд – это затягивание времени, это политика дискриминации, которая продолжается, и это политика не восстановления справедливости, что должен делать в том числе и президент, потому что он – гарант соблюдения Конституции. К сожалению, мы этого в этой части, как и во многих других, от господина Зеленского, в его действиях не увидели. Будем надеяться, что это произойдет. Очень хочется в это верить.  

NewsOne: Виктор Владимирович, и о более коротком прогнозе. К чему украинцам готовиться через несколько месяцев? Скоро лето, оно очень быстро пройдет. И скоро осень. Вы вчера сказали, что результат непрофессионализма власти мы увидим не сегодня-завтра, а через 4–6 месяцев – «рост цен, потеря рабочих мест и полное отсутствие инвестиций». К чему украинцам готовиться осенью?

Виктор Медведчук: Вы знаете, я не хочу сгущать краски, но я не напрасно сегодня приводил данные результатов нашего экономического состояния за первые 4 месяца текущего года – январь – апрель. Нет шансов изменить эту ситуацию в плане того, что эти показатели будут ухудшаться – как раз в не удовлетворяющую наши интересы и интересы нашей страны сторону. И сегодня то, что власть не предприняла своевременные и необходимые шаги на том этапе. И то, что власть не изменила экономику в прошлом году, когда этот экономический кризис начинался, и он ничего хорошего не предвещал... И то, что власть сегодня этого не делает и не знает, как делать, означает, что, к сожалению, то, что вы перечислили – оно будет иметь место. Поэтому на сегодняшний день власть должна взять голову в руки или мозги в руки, или включить сегодня механизмы, которые могли бы привести профессионалов к власти, и попытаться изменить эту ситуацию. Если этого не произойдет, то, к сожалению, все, что вы перечислили, Диана, будет иметь место, и это будет тяжелейшим ударом по уровню благосостояния, по уровню жизни наших людей. Ничего хорошего ожидать сегодня при сложившейся в настоящее время ситуации не приходится. Опять-таки, подчеркиваю, к огромному сожалению. 

NewsOne: Виктор Владимирович, а можете дать однозначный ответ – да или нет. Если ситуация будет так развиваться, она может закончиться перевыборами и вообще тектоническим сдвигом в украинском обществе?

Виктор Медведчук: Ну, вы знаете, я вам хочу сказать все-таки не просто «да» или «нет». Я скажу, что ведь главным тезисом господина Зеленского было народовластие. Сейчас там рассказывают про определенные законы, о чем-то еще… Знаете, это тоже форма народовластия, люди должны иметь право высказаться по поводу отношения к власти и иметь право ее поменять. Как минимум в законопроекте, который мы разрабатывали еще в 2012 году, о всеукраинском и местных референдумах, мы такое положение предусмотрели. Что будет: поживем – увидим. Но требование людей, оно всегда находит свои формы воплощения. Очень не хотелось бы лично мне новых революций, даже если это революции достоинства, не хотелось бы потрясений, потому что любые революции и потрясения ведут только к отрицательному результату, только к отбрасыванию страны на более низкий уровень развития и в далекую историю, в том числе и в вопросах экономической и социальной сферы. Хочется, чтобы это все было мирным, профессиональным, удобным и приемлемым – как для власти, так и для людей – путем.

Опубліковано: 28 травня 2020
×
Приєднатися