Рус Укр Eng
— Развернуть навигацию —

Выступление Виктора Медведчука 8 июля 2021 года на судебном заседании Печерского районного суда города Киева

Ваша честь! Уважаемый суд!

В последние годы для политической жизни в Украине характерно обострение политического кризиса и то, что многие политические партии, общественные организации, а также общественные движения противостоят тому курсу власти, который был взят после избрания нового Президента, господина Зеленского.  Я хочу сказать, что в парламенте, где победу на очередных выборах получили пять политических партий, четыре из них по тем или иным вопросам противостоят власти (а одна из них, которую я представляю, ОПЗЖ находится в полной, непосредственной оппозиции к действующей власти). Характеристика оппозиционности является свидетельством также других политических партий, кроме правящей «Слуги народа».

Тщательный анализ СМИ, сообщений, которые характеризуют политическую, экономическую и социальную ситуацию в стране, показывает, что власть пытается противостоять своим оппонентам. Это касается политических сил, общественных организаций. Это является очевидным, учитывая те политические акции, которые проходят постоянно в нашей стране, и это является очевидным в связи с тем, что власть пытается любыми средствами противодействовать своим оппонентам и оппозиции. В частности, в последнее время это противодействие выражается в том числе в применении незаконных уголовных преследований.

 

К сожалению, это стало характерным, о чем свидетельствует и сама жизнь, и СМИ, когда такие тяжкие, особо тяжкие преступления, как государственная измена, используются как инструмент, элементарный инструмент и ресурс власти по борьбе с теми, кто думает иначе, кто исповедует другую идеологию, кто имеет свою точку зрения на развитие событий в стране, на развитие страны, на ее реформы, ее политическую систему, на борьбу в тех сферах, где власть абсолютно ничего не делает. А это сферы, связанные с мирным урегулированием на Донбассе, это вопрос распродажи, хищения земли (с 1 июля вступил в силу закон, который власть сумела протащить через парламент), это вопросы, связанные с борьбой с коронавирусом, это вопросы в экономической и социальной сфере.

ОПЗЖ является оппозиционной силой, такой она была на выборах, с соответствующей программой она шла на выборы и получила поддержку миллионов граждан нашей страны.

Я хочу сказать, что борьба власти с нашей партией и с руководством партии началась сразу же после того, как Президент вступил в должность.

Хочу напомнить общеизвестный факт: в августе 2019 года Президент Украины Зеленский в одном из своих интервью очень пространно говорил о том, что нас всех ожидает, анонсировал «громкую историю, которая очень плохо закончится». При этом он говорил об ОПЗЖ, при этом он говорил об оппозиционных каналах, которые, как следствие, через 2 года были закрыты (это «112», ZIK и NewsOne), и при этом он говорил лично о Медведчуке.

Более того, в ноябре 2019 года средства массовой информации со ссылкой на свои источники в органах Службы безопасности Украины опубликовали так называемый план дискредитации партии и народных депутатов фракции ОПЗЖ в парламенте. Этот план предусматривал как задачу, по указаниям соответствующих лиц, ответственных за реализацию этого плана, проведение Департаментом защиты национальной государственности выяснения контактов членов фракции (перечислялись 14 фамилий народных депутатов), проведение негласных действий, изучение ситуации, связанной с официальными и неофициальными контактами, связями, возможностями, состоянием бизнеса, предпринимательской деятельности, к которой имеют отношение народные депутаты.

Предусматривались соответствующие действия, которые были направлены не только по отношению к народным депутатам, но и к членам их семей. Этот план был опубликован и широко дискутировался и оценивался экспертами.

Позже, в 2020 году, был обнародован аудиофайл, на котором зафиксирован разговор двух людей: одного, голос которого похож на председателя Службы безопасности Украины Баканова, и другого человека, голос которого похож на голос бывшего руководителя Государственного бюро расследований господина Трубы. Обсуждался вопрос в том числе и консультации с Президентом, господином Зеленским ‒ об этом говорит напрямую господин Баканов или человек, голос которого похож на господина Баканова, что разговаривал с Владимиром Александровичем относительно уголовных дел в отношении Медведчука. Обсуждали: он много говорит, дает интервью, заявляет журналистам, это все нужно исследовать. Относительно этого надо проводить лингвистические экспертизы. Но главное ‒ надо найти хотя бы один эпизод обвинения, который бы мог пройти в судах.

Что это, если не влияние на правоохранительную систему, которая призвана, между прочим, в соответствии с планом, о котором я сейчас говорил, привлечь к ответственности оппозиционных политиков?

Более того, я хочу вам сказать, ваша честь, уважаемый суд, соответствующий план предусматривал не только действие непосредственно представителей органов Службы безопасности Украины, он еще предусматривал привлечение национал-радикальных группировок. Перечислены были организации, такие как Национальный корпус «Азов», «С14» и другие, которые должны были в организованном порядке противодействовать ОПЗЖ и ее организациям как на центральном, так и на региональных уровнях, противодействовать их деятельности. И реализация этого плана не заставила себя долго ждать. За период 2019‒2020 годов было более 80 нападений на наши региональные организации, ячейки, на центральный штаб, сопровождавшихся причинением телесных повреждений, поджогами, использованием файеров, нарушением других норм, связанных с жизнью и здоровьем людей. Все эти факты зафиксированы, и по каждому из них поданы соответствующие заявления в правоохранительные органы. К сожалению, хочу отметить, что ни по одному из этих противоправных действий со стороны национал-радикальных группировок не было расследования и никто до сих пор не понес ответственности. За исключением Харькова, где рассматривается уголовное дело о нападении на автобус наших активистов, где были преступные действия тяжкого характера по отношению к нашим сторонникам и нашим членам партии.

Все это свидетельствует о том, что власть организовала противостояние оппозиции и тот план дискредитации партии, оппозиционных политиков реализовывался все это время.

Более того, я хочу заявить, что неоднократные высказывания Президента относительно финансирования партии из российских источников, не подтверждены ни тогда, ни в настоящее время. Другие обвинения в адрес партии и ее лидеров звучали постоянно, что было специфической задачей по отношению к правоохранительной системе, которая, к сожалению, использовалась вопреки нормам Конституции, действующего законодательства, что является правонарушением, которое влечет за собой уголовную ответственность.

Ситуация обострилась в конце 2020 ‒ начале 2021 года. Что привело к такому обострению? Первое ‒ это то, что партия «Оппозиционная платформа ‒ За жизнь» начиная с октября 2020 года и по март 2021 года, согласно всем исследованиям всех социологических центров Украины, что достоверно подтверждается документально, занимала первое место среди всех политических партий в Украине, стала лидером безоговорочным и обошла партию власти.

Это было связано с тем, что руководство партии по поручению высших партийных уровней провело переговоры и договорилось с представителями Российской Федерации о поставках вакцины для борьбы с коронавирусом в самое тяжелое время фазы заболевания в Украине. Когда власть не отреагировала на это предложение, было предложено, а до этого отработан и изучен вопрос возможности производства этой вакцины в Украине. Это тоже было сделано усилиями политической партии, и была достигнута договоренность о том, что такое производство, если бы его начали задействовать и строить, могло уже в апреле-мае 2020, текущего, года выпускать достаточное количество вакцин для борьбы с коронавирусом и обеспечивать защиту здоровья наших граждан.

Кроме того, были освобождены от санкций несколько предприятий, которые экспортировали свою продукцию на рынок сбыта Российской Федерации. До этого были достигнуты договоренности по скидке цены на газ.

И все это делала не партия у власти, всем этим занималась, и успешно, политическая партия, которая находится в оппозиции.

Последней каплей, после чего власть окончательно перешла красные линии, было то, что в январе, после того как переговоры по мирному урегулированию на Донбассе зашли в тупик, представители неконтролируемых Украиной территорий на Донбассе, предложили выдать в одностороннем порядке, в качестве гуманитарной акции, четырех женщин, которые были осуждены к лишению свободы на большие сроки ‒ 12 и 14 лет, для того чтобы хоть как-то изменить ситуацию, связанную с обменом удерживаемыми лицами.

И когда я обратился в СБУ, лично к господину Баканову, чтобы получить разрешение на пересечение линии разграничения для того, чтобы, как предлагалось той стороной, забрать этих женщин, мне было отказано. После этого власть перешла в наступление в аспекте применения мер по отношению к оппозиции, оппозиционных каналов во внесудебном порядке. Нарушение Конституции, а также действующего законодательства ‒ в начале февраля были закрыты оппозиционные каналы, владельцем которых был и остается член Политсовета нашей партии Тарас Козак.

Незаконно, я подчеркиваю, в нарушение Конституции и закона о санкциях, были применены санкции, прекратили вещание этих каналов. Через несколько дней были применены незаконно, в нарушение Конституции, санкции в отношении физических лиц, что не может быть применено к гражданам Украины, как это отражено в законе о санкциях.

Все эти действия, а в результате ‒ 11 марта 2021 года началось уголовное производство в отношении меня и моего коллеги Тараса Козака, которое, на мой взгляд, является результатом незаконного уголовного преследования.

И что в итоге? Через 2 месяца появились материалы подозрения ‒ 11‒12 мая. Эти материалы подозрения состояли в основном из материалов, которые говорили о следующем: все обвинения, так называемые, со стороны органов прокуратуры сводились к выводам экспертиз, которые были подготовлены, на наш взгляд, а также  по мнению адвокатов, осуществляющих мою защиту, незаконным органом, так как он входит в систему СБУ и заинтересован в том, чтобы все эти действия начинались именно СБУ.

Но главное ‒ другое, ваша честь, другое, которое заключается в том, что все эти выводы, экспертизы, проведенные соответствующим институтом СБУ, проводились с грубым нарушением инструкций, а также рекомендаций научно-методических соответствующих нормативных актов, утвержденных Министерством юстиции Украины, и поэтому являются не чем иным, как недопустимыми доказательствами того, что хотят представить органы обвинения, и того, что, по их мнению, инкриминируется мне и моему коллеге.

Более того, все остальное сводится к тому, что речь идет о том, что было «при неустановленных обстоятельствах, в неустановленное время, при участии неустановленных лиц и в неустановленном месте». Так было на момент предъявления материалов подозрения, так остается и сегодня. Фактически на сегодняшний день следствие продолжается уже почти 4 месяца.

В июне, больше недели назад, органы следствия обратились к процессуальному руководству, прокуратуре и продлили сроки следствия на один месяц ‒ до 11 августа текущего года. Несмотря на то, что остается больше месяца для проведения следственных действий, в начале июля, о чем уже говорилось и что было предметом рассмотрения сегодня, было обращение о продлении досудебного следствия до 11 ноября текущего года.

Возникает вопрос: а почему нужно продолжать сегодня, в начале июля, сроки досудебного расследования до 11 ноября? Представители прокуратуры перечисляли то, что надо сделать. Согласен, действительно это нужно сделать. Более того, нужно только добавить, что сегодня заявлены более десятка ходатайств адвокатами, которые считают, что то, что называется «при неустановленных обстоятельствах, неустановленных лицах, месте и времени», надо расставить точки ‒ или этого не было, или нет доказательств того, что это может каким-то образом касаться тех обвинений и инкриминирования тех действий, которые сегодня органы обвинения пытаются предъявить.

Поэтому, безусловно, то, что продолжено следствие, и то, что это было сделано именно в июле и до ноября, означает одно: сделать все необходимое для того, чтобы я, как оппозиционный политик, как народный депутат Украины, в полном соответствии с Конституцией нашего государства как Основным Законом, являясь представителем украинского народа, ограничил свою деятельность, подвесить меня на уголовном преследовании до ноября. Сейчас предлагается продлить домашний арест с одной целью: не дать мне возможности выполнять полномочия народного депутата, не дать мне возможности в полном объеме сегодня работать как политику, который находится в оппозиции к действующей власти.

Исходя именно из этого вопроса, я хотел бы обратить ваше внимание, ваша честь, уважаемый суд, что этот вопрос, на мой взгляд, избрания как меры пресечения домашнего ареста является противоречием Конституции и действующему законодательству.

Ограничить полномочия народного депутата временно можно только в соответствии с Конституцией или нормами закона. Более того, такие разъяснения в 2003 году дал Конституционный Суд, который рассматривал дело относительно того, когда и как можно ограничить полномочия народного депутата. И он пришел к выводу: если есть нормы в Конституции или такие нормы ограничения непосредственно урегулированы в действующем законодательстве.

После того как в 2019 году, в августе ‒ сентябре, были внесены изменения в Конституцию в части статьи 80 Конституции об отмене института неприкосновенности народных депутатов, состоялась процедура правового пробела. Вопрос в том, что Конституция действительно предоставляет возможность, которую может использовать Верховная Рада по запросу следователей правоохранительных органов, по временному ограничению полномочий народных депутатов.

Но после того, как отменили неприкосновенность и отменили часть статьи 80, сегодня нет полномочий, предусмотренных Конституцией об ограничении полномочий. Действующее законодательство, в данном случае Уголовный процессуальный кодекс, входит в противоречие с Конституцией, так как в нем не предусмотрено конкретно возможности ограничения полномочий народного депутата.

И именно поэтому я уверен, и так считают мои адвокаты, в данном случае исходя из решения Конституционного Суда, исходя из норм Конституции и действующего законодательства, что ограничить временно права народных депутатов можно только в случае, если это предусмотрено теми нормативными актами, которые я перечислил.

То, что происходит сегодня по отношению ко мне в течение двух месяцев, когда мои полномочия ограничили домашним арестом и сегодня предлагают продлить это ограничение, то есть ограничить меня в исполнении депутатских полномочий, в участии в пленарных заседаниях, в заседаниях и работе комитетов, во встречах с избирателями, ‒ это не что иное, как нарушение норм Конституции.

Более того, я хорошо понимаю, ваша честь, и осознаю, что все это делается в соответствии с тем планом, который был опубликован в средствах массовой информации, планом по дискредитации партии и представителей фракции. Этот план продемонстрировал за эти два года, что власть тщательно организует его выполнение и достигла тех или иных, я уверен, временных успехов.

Все, что делается сегодня органами прокуратуры, правоохранительной системой, к сожалению, это то, что не должно восприниматься в демократическом правовом обществе, которым мы еще являемся в соответствии с Конституцией как государство Украина. Но это происходит. Это происходит в нарушение Конституции и в соответствии с угрозами Президента Украины. Это происходит в аспекте того плана, который был случайно опубликован со ссылкой на источники в СБУ. И все это подтверждается тем, что идет активная, радикальная, незаконная, преступная борьба с оппозицией.

Именно так я воспринимаю действия правоохранительной системы. Именно так я воспринимаю незаконное уголовное преследование в отношении меня и моего коллеги Тараса Козака.

Спасибо.

Опубликовано: 8 июля 2021
×
Присоединиться