Рус Укр Eng
— Развернуть навигацию —

Владимир Путин: Медведчука пытаются привлечь к ответственности в Украине за открытую политическую позицию, направленную на стабилизацию в стране

Президент Российской Федерации Владимир Путин, выступая на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», заявил, что в Украине председателя Политсовета партии ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА – ЗА ЖИЗНЬ Виктора Медведчука пытаются привлечь к уголовной ответственности за открытую политическую позицию, которая направлена на стабилизацию внутриполитической ситуации в стране.

Владимир Путин подчеркнул, что Виктор Медведчук подвергается преследованиям в Украине не за госизмену, которую ему вменяют в вину, а за открытую политическую позицию.

«Виктора Медведчука… пытаются привлечь к уголовной ответственности за государственную измену. За что? Он что, украл какие-то секреты? Тайно их передал? Нет. За что? За его открытую политическую позицию, направленную на стабилизацию внутриполитической ситуации в стране и на выстраивание отношений с соседями, с которыми отношения крайне важны для самой Украины», ‒ сказал Путин.

Глава Российской Федерации отметил, что украинцам не дают поднять голову.

«Что беспокоит? Что этим людям голову не дают поднять. Кого-то просто убивают прямо на улицах, а кого-то изолируют. То есть складывается впечатление, что легальными способами украинскому народу не дают и не дадут сформировать такие органы власти, которые бы отвечали напрямую интересам украинского народа», – заявил российский лидер.

«Ведь люди даже боятся отвечать на опросы социологические. Боятся, потому что небольшая группа людей, которая присвоила себе, по сути, лавры победителей в борьбе за независимость, – это люди крайних политических взглядов, они на самом деле и руководят Украиной вне зависимости от того, какова фамилия главы государства. Потому что до сих пор, во всяком случае, было ‒ приходили руководители страны, опираясь на избирателей Юго-Востока, а потом почти сразу меняли свои политические позиции прямо в противоположную сторону», – добавил Путин.

 

Фрагмент выступления Президента Российской Федерации Владимира Путина, посвященный Украине, на пленарной сессии в рамках XVIII Ежегодного заседания клуба «Валдай»

Михаил Погребинский: Я попытаюсь задать вопрос, ответ на который ожидают, уверен, сотни тысяч людей у меня на Родине. Вы упомянули китайскую пословицу о том, что «плохо жить в эпоху перемен». Наша страна живет уже чуть ли не 30 лет в эту эпоху. И сейчас ситуация становится все более тяжелой ‒ и в ожидании зимы, и с ковидом, и, я бы сказал, с американцами. Пару дней назад у нас был министр обороны Ллойд Остин, который привез на $60 млн оружия и пообещал натовское светлое будущее, образно говоря. Я сразу замечу, что разговоры о том, что НАТО не актуально, поскольку Европа не соглашается ‒ это все от лукавого. Не обязательно быть членом НАТО, чтобы размещать американскую, британскую инфраструктуру военную на территории Украины. Я считаю, что этот процесс фактически уже начался. В своей июльской статье «Об историческом единстве…» вы писали о том, что превращение Украины в «анти-Россию» неприемлемо для миллионов людей. Это правда. Опросы общественного мнения это подтверждают, более 40% вообще хорошо или очень хорошо относится к России. И вот это превращение фактически начинается. Может быть, уже пройден довольно большой путь в этом направлении. Очень опасно, на мой взгляд. И мне кажется, что если эта история с околонатовской инфраструктурой будет реализовываться и дальше, то тогда процесс формирования из пока еще не очень стабильной «анти-России-Украины» будет зацементирован на долгие годы.

Вы в своей статье написали так, что если этот процесс будет двигаться, то это представляет серьезную угрозу для российского государства, и это может быть чревато вообще потерей украинской государственности. Люди, которые выступают против этого движения, они подвергается репрессиям ‒ вы знаете Виктора Медведчука, которого стараются посадить просто в тюрьму по каким-то бредовым претензиям. Как в этой ситуации, вы видите, может быть остановлен этот процесс? И может быть, представляете себе, какие временные сроки для этого могут быть? И что вообще можно сделать? Спасибо.

Владимир Путин: Я вас разочарую, я не знаю пока ответа на этот вопрос. С одной стороны, он лежит на поверхности, а именно: самое простое – сказать, что украинский народ сам должен принять решение, сформировать такие органы власти и управления, которые отвечали бы его чаяньям, ожиданиям. Ну да, с одной стороны ‒ так. Но с другой стороны, она есть, и я не могу об этом не сказать.

Вы упомянули сейчас про Виктора Медведчука, его пытаются привлечь к уголовной ответственности за государственную измену. За что? Он что, украл какие-то секреты? Тайно их передал? Нет. За что? За его открытую политическую позицию, направленную на стабилизацию внутриполитической ситуации в стране и на выстраивание отношений с соседями, с которыми отношения крайне важны для самой Украины.

Что беспокоит? Что этим людям голову не дают поднять. Кого-то просто убивают прямо на улицах, а кого-то изолируют. То есть складывается впечатление, что легальными способами украинскому народу не дают и не дадут сформировать такие органы власти, которые бы отвечали напрямую интересам украинского народа.

Ведь люди даже боятся отвечать на опросы социологические. Боятся, потому что небольшая группа людей, которая присвоила себе, по сути, лавры победителей в борьбе за независимость, – это люди крайних политических взглядов, они на самом деле и руководят Украиной, вне зависимости от того, какова фамилия главы государства. Потому что до сих пор, во всяком случае, было ‒ приходили руководители страны, опираясь на избирателей Юго-Востока, а потом почти сразу меняли свои политические позиции прямо в противоположную сторону. Почему? А потому, что вот то молчаливое большинство, оно за них голосовало в надежде на то, что будут исполняться данные предвыборные обещания, но не молчаливое – агрессивное ‒ меньшинство националистическое подавляло всяческую свободу принятия ожидаемых населением Украины решений. И, по сути, вот они и руководят страной.

Это такой тупик. Я еще не очень понимаю, как из него можно выйти. Посмотрим, что будет происходить на внутриполитической сцене Украины в ближайшее время.

Мы со своей стороны делаем все, что от нас зависит, чтобы эти отношения выстроить. Но вот та угроза, о которой вы сейчас сказали, ну не сказали, а просто упомянули об этом, она для нас имеет существенное значение. И вы правы, конечно, когда говорите, что формальное членство в НАТО может не состояться, а военное освоение территории уже идет. И это реально создает угрозу для РФ. Мы отдаем себе в этом отчет.

Ведь смотрите, что происходило в конце 80-х ‒ начале 90-х годов, я сейчас не буду воспроизводить, хотя вы сейчас натолкнули меня на мысль о том, что надо об этом сказать. Когда все со всех сторон говорили о том, что после объединения той же Германии ни в коем случае движения на Запад инфраструктуры НАТО не будет, хотя бы в этом Россия должна была быть уверена. Так говорили. Это же публичные заявления были. Что на практике? Обманули. А теперь говорят: «А где на бумажке? Покажите». И раз расширили, и два расширили НАТО. Последствия какие военно-стратегические? Инфраструктура приближается. Что такое инфраструктура? Вон в Польше, Румынии установили системы ПРО, противоракетной обороны, но с пусковыми установками «Иджис», на которые можно разместить «Томагавки», ударные системы, и сделать это легко, по щелчку, только программное обеспечение нужно поменять. Все. Этого даже никто не заметит. Там же могут быть размещены ракеты средней и меньшей дальности. Почему нет?

Разве кто-то отреагировал на наше заявление, что мы не будем размещать в европейской части ракеты подобного рода, если мы их произведем, но пусть нам скажут, что этого никто не будет делать со стороны Соединенных Штатов и Европы? Нет ведь, не отвечают. Мы же все взрослые люди сидим ‒ нам-то что делать в этой ситуации? Поэтому это все... Да, вот приехал министр обороны, который, по сути, открывает двери Украине в НАТО. По сути, его заявления можно и нужно так трактовать. Он говорит, что «да, каждая сторона имеет право выбирать». Никто не говорит «нет», никто, вот даже те европейцы, о которых вы сказали, я знаю, я с ними лично разговаривал, но сегодня какой-то деятель есть, а завтра нет, другой приходит на его место. И что? Это не гарантии безопасности для России. Это разговор на заданную тему. И конечно, нас это беспокоит.

Что касается баз ‒ ну, я знаю соответствующее конституционное положение Украины. Учебные центры никто не запрещает иметь, а под маркой учебных центров можно все что угодно разместить. И, как я уже говорил, это было, публично звучало. Завтра под Харьковом ракета появится ‒ что нам делать с этим? Не мы же туда лезем со своими ракетами, к нам под нос их засовывают. Конечно, это проблема. Конечно, проблема.

<…> По большому счету, они должны потребовать не строительства, а закрытия всех терминалов по приему СПГ. Кстати говоря, то же самое, к сожалению, касается ГТС Украины. Я уже говорил, «Северный поток ‒ 2» – это современные технологии, современные трубы, которые позволяют увеличить давление. Движение газа по дну Балтийского моря вообще без этих выбросов происходит. Эти компрессорные станции – это же маленькие мини-заводы, которые работают тоже на газе, и они тоже выбрасывают в атмосферу углеводород, CO2 выбрасывают. Так, в 5,6 раза меньше, чем при транзите через ГТС Украины, потому что старенькая уже, с советских времен. Тогда экологисты должны были сказать: закрыть немедленно транзит через Украину. Нет, все наоборот – увеличить. Ну что это такое? Ведь смотрите, то же самое происходит в нефти.

Опубликовано: 21 октября 2021
×
Присоединиться