Рус Укр Eng
— Развернуть навигацию —

Брифинг Виктора Медведчука для СМИ после окончания заседания Печерского районного суда города Киева по продлению меры пресечения

Виктор Медведчук ответил на вопросы СМИ после окончания заседания Печерского районного суда города Киева, рассматривавшего продление меры пресечения.

Виктор Медведчук: …У нас в стране сегодня оказывается внутреннее влияние на суды через админресурс, по указке Президента Зеленского, правоохранительной системы, которые таким образом борются с оппозицией. В данном случае уголовное преследование является незаконным, я уже об этом неоднократно говорил. И если вы присутствовали во время судебного заседания, вы видели, что перед тем, как суд удалился в совещательную комнату, были исследованы 8 томов, которые переданы и приобщены к ходатайству об избрании и продлении меры пресечения в виде домашнего ареста.

Если вы обратили внимание, среди этих доказательств, заключений экспертизы и протоколов нет доказательств, которые могли быть доступны в свете уголовного процессуального законодательства. Это или информация с интернет-сайтов, или то, что сегодня органы обвинения сфальсифицировали, сфабриковали в результате незаконного привлечения меня и моего коллеги, народного депутата Тараса Козака к уголовной ответственности. И эта линия поведения продолжается, продолжается она активно, команды поступают на сегодняшний день от Офиса Президента, и поэтому суды действуют таким образом. Осуждать ли за это суд? Ну я, как юрист с огромным опытом, понимаю, что вряд ли нужно это делать, потому что надо понимать, что сегодня угрожает им, что сегодня угрожает в целом судебной власти. Вы помните, что происходит с Окружным административным судом города Киева ‒ подан законопроект о роспуске этого суда. Вы помните, что делали с Конституционным Судом, когда сначала подали законопроект по поводу прекращения полномочий судей Конституционного Суда, потом под воздействием международных организаций отказались от этой преступной идеи, уволили членов Конституционного Суда, уволили незаконно председателя Конституционного Суда. Ну как вы думаете, в такой ситуации в стране, когда осуществляется такое давление на независимую ветвь власти, на судебную власть в лице высших судебных органов, Конституционный Суд, целый Окружной административный суд города Киева, как вы думаете должны поступать судьи? Вот они и поступают таким образом.

Сегодня в стране выстраивается диктатура, идут массовые злоупотребления и преступные действия со стороны власти – лишнее подтверждение этому в том числе и то, что сегодня происходило здесь. А начиналось это с того, что дело против меня было сфальсифицировано Службой безопасности Украины незаконно. Незаконно потому, что СБУ и ее следователи не имели права расследовать это дело. Потом оно было передано в ГБР, потом прокуратура «слиповала» документы, которые направлены сюда, и завершение досудебного следствия было приурочено как раз ко Дню Независимости. Генеральный прокурор отчиталась, что следствие завершено, открыты материалы для ознакомления защите и подозреваемому, и тем самым продекларировала в лучших советских традициях окончание и завершение следствия.

Вот вам задачи, которые стоят перед властью, перед правоохранительной системой. Это пиар-задачи по прославлению себя любимых и получению политических дивидендов от того, что идет активная борьба по незаконному уголовному преследованию, идет борьба по уничтожению оппозиции. Но я хочу сказать, у них это не получится.

Вопрос: Скажіть, будь ласка, а чому влада вирішила напівміру до вас застосувати у вигляді запобіжного заходу, маю на увазі домашній арешт. І не відпускають під особисті зобов’язання, і не відправляють до СІЗО. Чому не туди і не сюди? Навіщо це?

Виктор Медведчук: Ну, я думаю надо задавать этот вопрос власти, почему они избрали именно такой подход. Но я вам могу ответить. В материалах уголовного дела вообще нет допустимых доказательств в контексте уголовного процессуального законодательства, которые могли бы говорить о том, что мне могут быть предъявлены какие-то обвинения.

Все то, что мне инкриминируется, является пустым звуком, является абсолютно недоказанным и не может быть доказанным, потому что в действительности того, что хотят видеть и что видят с закрытыми глазами представители обвинения, просто не существует. Поэтому говорить, как они должны поступать и что они делают, с учетом того, что все обвинения являются незаконными и бесперспективными, и это факт… Потому что те экспертизы, которые проведены, они все проведены в одном учреждении, это самое известное экспертное учреждение в Украине, это экспертное учреждение СБУ. Вот СБУ расследовала ‒ назначала экспертизы там, ГБР начало расследовать – назначает экспертизы там. Это при том, что у нас есть экспертизы около 10 известных экспертных учреждений, в том числе экспертное учреждение Министерства юстиции, известные своим авторитетом и тем, что там работают профессионалы и ученые действительно с огромным опытом. Там экспертизы не назначают.

Но защита пошла уже по другому пути. Мы уже назначили и провели более 20 экспертиз, которые полностью опровергают вот ту ахинею, написанную представителями Службы безопасности в угоду СБУ, которая, кстати, и сфабриковала уголовное дело на первом этапе, проводила расследование 80%, если не 90% всех материалов подозрения. Это то, что сделала СБУ, хотя не имела на это никакого права, так как всем органам, кроме ГБР и НАБУ, запрещено проводить расследование в отношении народных депутатов. Игнорируя этот запрет, они делали все для того, чтобы добиться результата любым путем, добиться борьбы с оппозицией, добиться того, чтобы представитель оппозиции находился сегодня в условиях домашнего ареста.

Вопрос: Чи будете оскаржувати рішення першої інстанції?

Виктор Медведчук: Обязательно будет обжаловано это решение в апелляционном суде. И несмотря на то, что особых надежд мы не питаем, борьба будет продолжена. Мы будем бороться во всех инстанциях, как в отечественных, в Украине, так и в международных, в ЕСПЧ.

Вопрос: Як ви вважаєте, чому влада вибрала саме таку версію боротьби з опозицією, а не співпрацю? Тому що ми знаємо, коли Зеленський прийшов, він оголосив фактично таку війну, і вам особисто. Чому вибрали такий шлях, наскільки далеко вони можуть зайти, чого очікувати?

Виктор Медведчук: Вы знаете, это же тоже имеет место в вопросе изложения такой позиции в материалах подозрения, которое, кстати, так и не было мне вручено в соответствии с законом. Так вот, в материалах подозрения говорится о том, что Медведчук, который не согласен с политическим курсом власти, и дальше идет по тексту. Ну, конечно, я с этим не согласен. Я не могу согласиться с тем, что в стране нет мира. Я не могу согласиться с космическими жилищно-коммунальными тарифами. Я не могу согласиться с уничтожением экономики. Я не могу согласиться с тем, что обещал Зеленский и ничего из этого не сделал. Как же я могу с этим согласиться? Поэтому, действительно, я с этим не согласен.

А следствие даже додумалось провести экспертизу ‒ в том же легендарно известном учреждении СБУ, где, проанализировав мои выступления на различных международных встречах, выступления в Украине, участие в политических дискуссиях и комментарии, сделали вывод о том, что Медведчук своими действиями, в своих высказываниях негативно отзывается о власти в Украине и тем самым бросает тень на курс власти. Так я не тень бросаю, я прямо говорю, что эта власть сегодня является преступной и эта власть ведет страну в тупик. И уже завела в тупик и в экономике, и в социальной сфере, и, самое главное ‒ в вопросах мира.

Вопрос: Как вы управляете фракцией под домашним арестом?

Виктор Медведчук: Во-первых, фракция у нас управляется сопредседателями фракции, один из которых стоит рядом со мной, он вам сейчас об этом расскажет. Но все партийные органы, в том числе Стратегический совет и Политсовет, которым я руковожу, продолжают работу, партийную работу, готовятся к новому политическому сезону, к открытию очередной сессии и будут это делать активно. А условия домашнего ареста или еще какой-то меры пресечения – это не мешает тому, чтобы проводить в дальнейшем партийную работу, чем я, безусловно, занимался и буду заниматься.

Вопрос: Можно ли реанимировать судебную систему, глядя на то, что сегодня произошло?

Виктор Медведчук: Сегодня задача, стоящая перед властью, которую возглавляет господин Зеленский, – уничтожить, подмять, сделать ручной судебную власть. И как бы мы сегодня ни оценивали решение этого суда, решения предыдущих уже четырех судов по моему делу, я должен объективно высказываться по поводу того, что происходит в стране именно, как вы правильно задали вопрос, относительно судебной власти.

Я говорил по поводу того, как внутренне сегодня власть борется с тем, чтобы независимую ветвь власти сделать ручной, и приводил пример Окружного административного суда города Киева, Конституционного Суда, а до этого Верховного Суда. Вы помните в 2019 году с чего начиналось? 200 судей Верховного Суда ‒ ну зачем их так много, сделаем 100. Потом, правда, от этой идеи частично отказались. Так вот, я теперь хочу акцентировать внимание, отвечая на ваш вопрос о внешнем влиянии в рамках внешнего управления, которое введено в Украине в отношении судебной власти. Вы знаете, что, заканчивая сессию ВР, монобольшинство под аплодисменты проголосовало изменения в закон о Высшей квалификационной комиссии судей, проголосовало закон о Высшем совете правосудия в части того, что там будут принимать участие международные иностранные эксперты, за которыми будет основное право голоса, у них будет карт-бланш на принятие решений в отношении того, кто может быть судьей в Украине, а кто ‒ нет. Скажите, пожалуйста, чем это закончится для судебной власти? Это абсолютно понятно, что или власть будет карманной, послушной, или в судебную власть придут те люди, которые, как и во власти в целом в Украине, являются профессионально непригодными, не способны управлять страной и привели ее к глубочайшему кризису в социальной сфере, сфере экономики и сфере политических процессов.

Вопрос: Віктор Володимирович, «Нові проекти» відмовились ліквідовувати. Чи відомо вам щось про це?

Виктор Медведчук: Вы знаете, все, что связано с «Новыми проектами» и другими проектами, которые придуманы во сне Службой безопасности Украины, ‒ потом они этот сон рассказали прокуратуре, потом они пытаются это рассказать в судах. Так вот, о компании «Новые проекты» я первый раз услышал, когда знакомился с материалами подозрения 12 мая, после того, как якобы 11 мая они мне были оглашены. Поэтому я не слежу за этой историей, потому что нет никакой связи между мной, моими близкими, родственниками и даже знакомыми и этой компанией. Говорить об этом абсурде, который высосан из пальца, просто не представляется возможным и для меня необходимым.

Вопрос: Якби у вас була можливість заочно поговорити з Зеленським чи вступити з ним в дебати заочно або публічно, чи було би вам що йому сказати і щоб ви йому сказали?

Виктор Медведчук: Если бы были дебаты, я бы обязательно нашел, что ему сказать. У меня есть много что сказать. И я думаю, вы догадываетесь, что бы я ему сказал и по вопросам реформирования страны, и по вопросам развития страны. Не та теория реформирования Украины, которая почему-то была представлена в США, а не в Украине, теория реформирования Украины, в которую надо вложить $277 млрд, подчеркиваю, бюджетных средств. Но для понимания того, насколько реален этот проект, я вам могу сказать, что если сегодня доходная часть бюджета, в 2021 году, составляет $38 млрд, то надо 7 бюджетов для того, чтобы реализовать эту программу. Как вы думаете, она реальна? Она для кого? Это пиар-ход? Это пиар-акция? Это пустить пыль в глаза? Кому? США? Но надо не пыль пускать, а реальные дела делать у себя в стране. Вот что я считаю самым верным.

Опубликовано: 3 сентября 2021
×
Присоединиться