Рус Укр
— Развернуть навигацию —

Виктор Медведчук: Внешнее управление никогда не позволит Украине снять долговую кабалу

 

«112 Украина»: У нас в гостях народный депутат, глава Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук. Добрый вечер.

Виктор Медведчук: Добрый вечер.

«112 Украина»: Мы начинали сейчас наш разговор, вспоминая карантин и то, что сегодня уже определенные послабления со стороны правительства проанонсированы, некоторые уже вводятся. Ваша политическая сила неоднократно критиковала действия правительства по введению карантина в Украине и недостаточной поддержке украинцев в плане борьбы с экономическими трудностями, связанными с карантином. Но сейчас многие прогнозируют, что вскоре, возможно осенью, будет и вторая волна коронавируса и к этому также необходимо готовиться. По вашему мнению, что сегодня правительству, да и вообще, наверное, и ВР необходимо делать, чтобы максимально подготовить украинцев, страну в целом, а главное, украинскую экономику к подобным вызовам?

Виктор Медведчук: Я хочу сказать, что не совсем так. Мы критиковали не карантин и меры, связанные с внедрением карантина, мы критиковали, что власть, вводя карантин и понимая, что остановится фактически вся деловая, бизнес-жизнь и многие другие процессы, не готовится к тому, что будет после этого. И когда вы говорите о том, что вот сейчас прогнозируют, и не только в Украине, надо сказать, а во всем мире, вторую, третью волну коронавируса, возможное развитие эпидемии и в мире, и в Украине, я хочу сказать: ну, жить-то надо. Жить мы должны. А для того, чтобы жить, надо работать. И поэтому, конечно же, сегодня мы вспоминаем слова представителя Министерства здравоохранения о том, что, видите ли, гулять в парках нельзя было, потому что это была уловка со стороны власти, чтоб напугать наших людей. Ну, я думаю, что это примитивные замечания, хотя, наверное, по сути, они были с их позиций, как они думают, представители власти, правильными, но с позиции людей это было издевательство и цинизм.

Но вопрос же не в этом. Вопрос заключается в другом. А что страна делала (а в данном случае, когда я говорю «страна» – это власть) начиная со второй половины марта-апреля-мая для того, чтобы не потерять так много и в вопросах экономики, и в вопросах обеспечения социальной сферы, а значит, и в вопросах удержания уровня жизни людей и уровня благосостояния. Что они сделали? И когда это все случилось в марте, мы разработали и объявили антикризисный план выхода из той ситуации, в которую попала и Украина, и многие другие страны. И мы непосредственно говорили, что надо сделать все для того, чтобы сфера производства, предпринимательская сфера сохранилась на том возможно минимальном уровне, который может получить по итогам максимальную отдачу в вопросах и восстановления рабочих мест, и обеспечения людей, и производства товаров, и оказания услуг.

Но власть, которая была, прямо скажем, непрофессиональна (она была и остается), дилетантски ко этому всему относилась. И даже в парламенте, когда проводились внеочередные парламентские заседания, когда собирали депутатов и рисковали, ведь в зале собирается 320–350–380 народных депутатов, то принимали в основном решения не в интересах наших людей, не то, что надо было сделать и заложить вот этот даже краткосрочный фундамент для восстановления экономики, рабочих мест и занятости людей, а выполняла указки с Запада, внешнего управления. Принимала закон о земле – это же важно? Очень важно, потому что это требование МВФ. Закон о банках и банковской деятельности – это важно? Очень важно. Но не для людей, не для граждан Украины, а для этих западных фондов, для указаний МВФ. И даже пример, обратите внимание. Вот 20 мая заседает Кабинет министров и вносит изменения, коррективы в редакцию платежей государственного казначейства, первоочередными. Есть первоочередные платежи. И там дополняют эти первоочередные платежи, как вы думали – чем? Не финансированием дополнительно медицинской сферы, не финансированием приобретения медицинских средств, медицинских препаратов. Они добавляют: если раньше среди приоритетов было обслуживание внешнего займа, то сейчас еще добавили и возврат этого займа. Это тоже приоритет. Не развитие экономики, не средства, которые идут на сферу здравоохранения, на защиту врачей, которые находятся на передовой борьбы с коронавирусом, а на «хотелки» МВФ. Более того, этим же постановлением они прекращают любое финансирование научно-технических исследований, которое проводится из бюджета. То есть мало того, что у нас нет настоящего, этим постановлением правительства они исключают еще и будущее Украины. Вот действия власти –  непрофессиональные, дилетантские и в стратегическом контексте невыдержанные, не отвечающие требованиям сегодняшнего дня.

«112 Украина»: Если Гончаруку мы прощаем, он честно признался, что он полный профан...

Виктор Медведчук: Мы ему уже простили.

«112 Украина»: И даже отпустили его. Там было признание, что все профаны, у президента в голове туман, я не понимаю в экономике. Пришли те, кто так не заявлял, мы еще не слышали никаких пленок, может, еще все впереди. Относительно интересов народа, которые никто не собирался защищать, даже собираясь в условиях ЧП под стеклянным куполом Рады. Президент, придя перед голосованием за этот печальный земельный закон, сказал: это в ваших интересах, это в интересах каждого украинца, потому что если не проголосуем, будет дефолт, а если дефолт, то 500 тыс. безработных вам просто покажутся сказкой. И как это все понимать?

Виктор Медведчук: Это надо понимать только так, что страна находится в сфере внешнего управления США. Находится с 2014 года и продолжает находиться. Ну как можно объяснить трезво, я даже не говорю с учетом научного подхода, просто реального подхода, жизненной необходимости нашего общества: если вы не примете закон о земле, если вы не примете закон о банках и банковской деятельности. И первый, и второй грубо нарушают Конституцию, противоречат требованиям Основного Закона, исключают вообще суды из возможности обжалования тех или иных решений в вопросах банковских отношений. Прощают все, что сделала преступная власть Порошенко в вопросах банков. 103 банка закрыты, вкладчики ограблены, собственники обделены. Сегодня они даже не могут обратиться в суд для того, чтобы обжаловать эти решения, потому что приняли этот закон.

Более того, вы абсолютно правильно говорите: не просто принимают законы в условиях внеочередных парламентских заседаний, а приходит г-н президент для того, чтобы его фракция «Слуга народа», только не украинского народа, а народа того, в который входят Сорос, «вашингтонский обком» и многие другие, вот они – слуги западных хозяев, вот он приходит и говорит: надо принять, потому что не будет кредитов МВФ, потому что тогда будет дефолт.  А что такое дефолт? Дефолт – это отказ, добровольный, государства от выплаты внешних займов на тот период, когда он и объявляется. Так Украине это и надо. И надо было поставить условие перед МВФ: или вы растрачиваете наши долговые обязательства, переносите их во времени, реструктуризируете, или мы не будем платить и объявим дефолт. И если бы была такая постановка вопроса, то МВФ задумался бы. Тем более мы знаем политику МВФ последнего времени, когда объявляется на всех уровнях во всем мире, что МВФ идет по пути оказания содействия странам с учетом борьбы с коронавирусом. И идет на снижение обязательств и предоставление даже льготных кредитов. В это время от Украины требуют по полной – цинично, издевательски требуют по полной. Как – в этой ситуации? Вы думаете, постановление Кабмина, на которое я сослался, где в приоритет платежей внесли дополнительно не только обслуживание, но и возврат внешних займов – это что, они сами придумали? Это требование того же МВФ.

Мы же сегодня знаем, какие дополнительные требования МВФ будут, если этот кредит будет выделен – 5 млрд, который будет рассчитан на 18 месяцев. Это значит, что сейчас получим 1,9 млрд, а получим ли остальные – разницу между 5 млрд и 1,9 млрд, жизнь покажет. Потому что там есть новые «хотелки»: и в вопросах Высшего совета юстиции, а самое главное – в вопросах НАК «Нафтогаза». Уже есть пункт, который оглашается, что когда-то, при Гройсмане, ограничили права Ннаблюдательного совета НАК «Нафтогаз». Потому что Набсовет НАК «Нафтогаз» – это сплошные иностранные граждане, которые руководят в данном случае главной государственной корпорацией, которая влияет на цены ЖКХ. Это же НАК «Нафтогаз» поднимает цены, это же он заоблачные расценки вводит. Так вот правительство Гройсмана ограничило, и, более того, Гройсман имел неосторожность заявить, что не будет продлен контракт с Коболевым. Помните, что с этим было?

«112 Украина»: Где Гройсман, а где Коболев…

Виктор Медведчук: Поставили его на место, загнали под лавку, я имею в виду Гройсмана, а Коболев остался при своих интересах. Не при своих, а при интересах американских хозяев. Это естественный факт на сегодняшний день. Поэтому, когда мы говорим по поводу того, что происходит с экономикой… Представьте себе, на сегодняшний день доходная часть бюджета за 2020 год составляет 975 млрд грн. Это все то, что мы, страна, заработает, страна создаст новый продукт, и страна окажет услуги. Так вот, из этих 975 млрд 642 – это заимствования, внешние и внутренние. То есть 642 мы одолжим, а 300 мы заработаем и сделаем. Вы представляете, что собой представляет сегодняшняя современная экономика Украины в 2020 году? Это крах. Это ниже плинтуса, это нулевой вариант. И эта власть во главе с г-м Зеленским, власть исполнительная во главе с г-м премьером Шмыгалем, они еще что-то рассуждают и что-то пытаются делать, но все, что они делают, это сплошное дилетантство. Потому что за первые четыре месяца даже без коронавируса (коронавирус и карантин начались у нас во второй половине марта) промышленное производство упало на 7,9%, недополучение в доходную часть бюджета составляет более 42 млрд грн, или минус 13,8%. Мы не выполнили наполнение доходной части бюджета. 8,9% – недополучение в Пенсионный фонд, а он и так у нас дефицитный. Дефицитный на 197 млрд. А мы еще и плановые показатели не выполняем. Вот и представляется: а что будет завтра, послезавтра? А ведь последствия этой «безпорадности», непрофессионализма власти мы увидим не сегодня-завтра, а через 4–6 месяцев. И тогда будут эти последствия, негативные для страны и для людей, которые перерастут и в рост цен, и в потерю рабочих мест, и в полное отсутствие инвестиций, потому что это сказки насчет прихода инвестиций, это сказки насчет создания рабочих мест. Это все сплошные сказки. Но очевидность этих сказок будет через несколько месяцев. Точно так, как сказки, которые рассказывал Зеленский на выборах и его партия на парламентских выборах, очевидными стали в конце прошлого года и в начале этого года. 

«112 Украина»: Виктор Владимирович, тогда вы сейчас описали то состояние украинской экономики, в котором мы сегодня находимся, мягко говоря, очень сложное, но при этом мы видим, что приоритет правительства – это как раз отношения с МВФ. Вспоминали раз постановление, об этом напрямую уже говорят. И здесь вопрос: а есть ли сегодня возможность у нас, у нашего правительства, у нашего парламента, у нашей страны вообще выйти из этой зависимости от МВФ?.. Украинский премьер Шмыгаль, когда его только назначили, пришел на один из телеканалов и говорит: «Да, мы готовы разговаривать о реструктуризации». Прошло несколько часов – и он уже говорит: «Нет реструктуризации…»

Виктор Медведчук: Звонок был, звонок был. От хозяина. 

«112 Украина»: Кто позвонил?

Виктор Медведчук: От хозяев, от хозяев. Вы же не звонили. 

«112 Украина»: В такой ситуации, если есть звонок: если только делается какой-то шаг в пользу интересов государства, идет звонок, и все возвращается обратно. Есть у нас шанс выйти из этого замкнутого круга? Что для этого надо сделать?

Виктор Медведчук: Вы знаете, если исходить из политики, которую демонстрирует сегодня власть, и господин президент, и Кабинет министров, то такого выхода нет. Потому что вы вот сейчас говорите о техническом дефолте, а сегодня многие люди знают, неспециалисты и неэксперты, что в 2015 году был такой же технический дефолт, когда шла речь о реструктуризации долгов. И госпожа Яресько, тогдашний министр финансов, гражданин США, так их реструктуризировала, что если, не дай бог, в ее понимании, а в нашем желании экономика Украины начнет расти и расти более 4% ВВП, то мы все будем отдавать за счет тех долгов, которые были реструктуризированы в 2015 году. Сегодня, когда мы оказались вот в этой яме, ниже дна, если говорить об экономическом развитии, то правительство, которое поставлено сегодня господином Зеленским и поставлено сегодня в результате внешнего управления западными центрами, в том числе и теми организациями, которые заинтересованы в получении финансов и в обеспечении возврата долгов, а это в первую очередь МВФ и многие другие неправительственные фонды, которые работают и которые сегодня имеют самое большое представительство, ведь не секрет, что самое большое представительство в правительстве Украины имеет не господин Зеленский. Это он поставил это правительство, но он его поставил через людей, которые были представлены в фонде Сороса, которые работали на западных грантах неправительственных, то есть которые работали на те страны и на те интересы, а не на интересы Украины.

И когда они говорят, что они – «слуги народа», то я согласен, наверное. Вопрос только, выяснить какого. Но точно не украинского народа. Точно не украинского. И поэтому в этой ситуации вы задаете вопрос. Есть, конечно, есть. Надо радикальным образом менять экономический курс. Курс, который идет при Порошенко, себя исчерпал. Курс, который идет в рамках зоны свободной торговли с ЕС, которая была подписана в 2014-м и вступила в силу с января 2016 года, привел экономику в то состояние, которое мы ощущали последние годы. Якобы был рост 2–3–4%, но этот рост не давал ничего в вопросах благосостояния. Более того, за это время жилищно-коммунальные тарифы выросли на 600%. Были на 800, сейчас уменьшились в связи с ценами на мировых рынках на нефть, с ценами на газ. И это уменьшение прошло, но оно все равно на 600% выросло. На сегодняшний день продолжается экономический кризис в мире, и он отражается на Украине, а Украина за это время не нарастила мощности, не создала инвестиционного климата. Обратите внимание, снова ж есть заявление. Тот был умник, который катался на самокате, которого Анна вспоминала, по фамилии Гончарук, которого отпустили восвояси (лучше б его, конечно, и не пускали, но уже ладно, хоть недолго побыл, отпустили), тот рассказывал, помните, 40% роста экономики за пять лет. Вы помните, сколько он рассказывал о том, что будет у нас инвестиций 50 млрд.  

«112 Украина»: Ну мы же помним механику привлечения инвесторов: два слова надо знать только.

Виктор Медведчук: Совершенно верно. Надо призыв знать: «Слава Украине!». И все. И «Героям слава!» – и инвестиции пойдут. Но он, видимо, даже не знал историю инвестиционного климата, создания инвестиций. Он не знал о том, что, например, инвестиций у нас когда-то, в далеком 2013 году, на 1 января 2014 года, было прямых $53 млрд. А когда ему дали самокат, чтоб он катался по своему кабинету (ну, кабинет действительно большой, поверьте, красивый, большой кабинет), их уже осталось 35. 18 убежало. И он не понимал: чтобы удержать хотя бы этих 35, надо создать условия. Какие это условия? Это не только радикальное изменение экономического курса. Это в первую очередь мир на Донбассе. Потому что там, где идут боевые действия, в этой стране люди боятся вкладывать. Более того, люди понимают уровень коррупции, а он зашкаливал при Порошенко и продолжает зашкаливать при Зеленском. У нас самая коррупционная страна в Европе, у нас самая бедная страна в Европе по всем показателям. Это уже не Порошенко, это Зеленский. По итогам 2019 года мы сегодня на последнем месте в Европе по объему ВВП на душу населения, мы на последнем месте по средней заработной плате, которая по итогам 2019 года была 10 500 грн. Мы на последнем месте среди стран ЕС по минимальной зарплате. Мы на последнем месте по уровню благосостояния в Европе. И мы на последнем месте в Европе по уровню покупательной способности. Вот пять показателей, и мы везде на последнем месте. Скажите, когда это было? Это началось при Порошенко и процветает при Зеленском.

Поэтому если мы не изменим радикальным образом экономический курс в стране, то у нас ничего не изменится. Ничего. Если все будет проходить так, как проходило, в условиях того, что мы ищем рынки потребления нашей продукции, то наши предприятия будут закрываться, потому что наша продукция в ЕС неконкурентоспособна. Квотирование продукции, льготное, со стороны ЕС заканчивается в конце января – начале февраля каждого очередного года. Мы присоединились к санкциям против России, которые были введены ЕС, и отрубили себе рынки сбыта в РФ, странах СНГ и ничего не сделали для того, чтобы восстановить, потому что наша продукция конкурентна именно там, а не в Европе. И это хорошо, поверьте, понимают и те, которые были при Порошенко в обслуге, и те, которые в обслуге сегодня при Зеленском. Но они ничего сделать не могут, потому что, если бы они могли сделать, они бы не платили долги, а долги они не могут не платить, потому что с Запада приказали: «Плати». Точно так же с Запада приказали: «Санкции должны быть, и вы должны вести себя так, как ведете».

И вы знаете, очень знаковым было высказывание господина Лукашенко буквально несколько дней назад, кажется, три дня назад. Там последовал какой-то вопрос, и он отвечает (это есть в СМИ),  Александр Григорьевич говорит: «Ну что, непонятно, каким является интерес США по отношению к Украине? Так это понятный интерес. Это, – он говорит, дословно, – дураку понятно: США надо, чтобы на границе с Россией постоянно что-то происходило, был конфликт, были боевые действия, и они создают в Украине эту базу противодействия с Россией». Все. Ну, об этом говорит Александр Григорьевич Лукашенко, и к нему можно по-разному относиться. Но для Украины и украинских граждан он авторитетный человек и авторитетный лидер иностранного государства, потому что он на первом месте по уровню доверия среди украинских граждан на протяжении всех последних лет, если сравнивать его с другими лидерами: и президентом США, и канцлером Германии, и президентом Франции – со всеми. Среди всех этих лидеров к Лукашенко уровень доверия более 55%. И я обращаюсь к его авторитету и к его позиции, что все это будет продолжаться, потому что США надо одно: противостояние с Россией. Плацдарм и площадка Украины – это лучшее приспособление для выполнения этой стратегической задачи, но в интересах заокеанских хозяев наших «слуг народа», которые, к сожалению, при власти.

«112 Украина»: Вопрос, как из этого порочного круга выйти? Ибо вы сейчас скажете, что мы бедная страна.

Виктор Медведчук: Самая бедная в Европе.

«112 Украина»: Самая бедная в Европе…. Президент на пресс-конференции так и сказал, что мы бедная страна и должны работать с МВФ. Все украинцы понимают, что мы не бедная страна, мы очень богатая страна, мы просто разворованная страна. Как тут быть? Генпрокурора без звонка мы не можем сменить...

Виктор Медведчук: Тарифы поднимаем по звонку. Причем с результатом, превышающим соцсоревнования. Попросили 75, а я поднял на 100. Это чтоб люди знали, что на 100% ЖКХ были подняты, потому что это была добровольная инициатива г-на Порошенко. Ему в МВФ сказали на 75, и он вместо того, чтобы послать с 75, сказал: нет, все нормально, на 100 повысим.

«112 Украина»: Нет Порошенко, а дело его живет… Как с коррупцией бороться, как выходить из того порочного круга, если без звонка мы не можем и шагу сделать?

Виктор Медведчук: Пошел второй год правления Зеленского. Я это называю седьмой год правления Порошенко. Есть достаточно аргументов, и если меня попросят, я это изложу, что это седьмой год правления Порошенко. И я думаю, что Порошенко в душе очень радуется, что его политика продолжается, потому что внешней политики Зеленского нет – это внешняя политика Порошенко, внутренней политики Зеленского нет – это бывшая политика «партии войны» и политика г-на Порошенко. И поэтому в этой ситуации, когда вы говорите, да, мы –  самая коррупционная страна, но ведь, извините, если мы зададим вопрос тем 73%, или представителям 73%, ведь они когда голосовали, рассчитывали, видимо, на что-то другое? Я не могу ничего сказать, потому что я за него не голосовал. Я заявил еще перед первым туром о том, что у нас виртуальный кандидат и виртуальная программа кандидата, но результат может быть реальным. Так оно и произошло, к моему сожалению. И наша партия сразу перешла в оппозицию к г-ну Зеленскому, и она не ошиблась. Я бы с удовольствием извинился и заявил, что мы ошибались и мы будем поддерживать, но этого не произошло. Значит, те 73%, которые голосовали, должны для себя сделать выводы.

Но обратите внимание, что происходит, и даже последняя социология в канун пресс-конференции, посвященной годовщине, 20 мая,  когда ставят вопрос: а что с миром на Донбассе? 66% говорят, что президент неуспешен. А что с борьбой с коррупцией? 69% – неуспешен. А что у нас с борьбой с экономическим кризисом? 64% – президент Зеленский неуспешен. А вообще, как у нас президент Зеленский? Насколько успешным вы считаете, а насколько неуспешным? Успешным считают 46%¸ а неуспешным – 45%. Это что говорит? Можно, конечно,  сопоставить с сентябрем-октябрем, когда этот показатель успешности был 67%: и на 20% он опустился. Но ведь это еще и шанс Зеленскому: 46% людей, для которых он успешен. Значит, или люди видят этот успех, или все-таки, и я в это больше верю, надеются на этот успех. Они еще рассчитывают, что он может что-то исправить. Но когда вы перед этим мне задавали вопрос, есть ли шансы это исправить, то при той политике, которую ведет Зеленский и его команда, правительство и большинство в парламенте, шансов исправить нет. Надо менять кардинально политику и не только экономическую. 

«112 Украина»: Виктор Владимирович, вы сейчас говорили о том, что второй год правления, президентства Владимира Зеленского – это фактически седьмой год президентства Петра Порошенко ...

Виктор Медведчук: Это моя точка зрения, и я могу ее доказать. 

«112 Украина»: С этой точки зрения тогда как смотреть нам на те решения, которые вскоре должны быть воплощены, по повышению тарифов в Украине? С одной стороны, мы действительно слышали разговор людей с голосами, похожими на голос Байдена и голос Порошенко, где якобы говорили о том, что «вы требуете от нас на 75% повысить тарифы – мы перевыполнили, мы на 100 сделали». Этого человека у власти уже нет, тарифы вроде уже не нужно было бы повышать, особенно учитывая все траты украинцев от коронавируса, от карантина. Но это делается… Здесь два вопроса в этом контексте. Первое: есть ли шансы нам что-то изменить в плане тарифной политики, потому что мы со стороны правительства, со стороны парламента не видим шагов в этом направлении? И второе: этот разговор, эти пленки якобы Байдена и якобы Порошенко, они могут иметь какие-то юридические последствия? Ваша точка зрения как профессионального юриста? И третье: есть ли объективные причины для повышения этих тарифов снова?

Виктор Медведчук: Знаете, отвечая на первый вопрос, я отвечу коротко: у нас есть, у них нет. Если вы помните свой вопрос. А теперь по порядку то, что вы задали и добавила Аня. Смотрите, вопрос заключается в чем? Давайте вспомним снова пресс-конференцию. На пресс-конференции, когда господин Зеленский нам что-то отвечал, он сказал: «Ну, смотрите, вот едешь, на заправках снижаются цены на бензин, на дизтопливо более низкие, тарифы снижаются…» Ну, он правду сказал. Только он забыл сказать, что он к этому не имеет никакого отношения. То есть это не благодаря, а вопреки – вопреки действиям власти, которую возглавляет Зеленский. Потому что почему упали тарифы на жилищно-коммунальные услуги в части стоимости газа для населения? Потому что газ уменьшился в цене на европейских хабах, где мы продолжаем его покупать по вот этой преступной формуле «Дюссельдорф+», о которой мы рассказываем больше года. Сейчас я про формулу рассказывать не буду, но я скажу коротко: средняя таможенная стоимость газа, который закупается по импорту Украиной в апреле этого года, составляла $122. А цена на газ для населения – 4046 грн за тысячу кубов. А когда у нас цена на газ была 8600 грн за тысячу кубов, то тогда средняя таможенная стоимость на газ составляла $339. То есть средняя таможенная цена на газ по импорту на европейских хабах уменьшилась в три, а если быть точным в 2,8 раза, а стоимость газа для населения – только в 2 раза.

Почему бы Зеленскому это не рассказать? Почему он допустил, что цены на импортный товар, который закупает Украина и который касается жизнеобеспечения наших людей, уменьшаются почти в 3 раза, а стоимость газа для населения – только в 2 раза? Почему ему не рассказать, что со времен правления Порошенко стоимость отопления была повышена на 1200%, и так осталось до сих пор? То есть с 1 января 2014 года по сегодняшнее время на 1200% повышена стоимость отопления, на горячую и холодную воду – 580%, на электроэнергию – 220%, а сейчас собираются еще и поднимать начиная с осени, с учетом роста цен на электроэнергию для населения.

Поэтому, когда вы говорите по поводу того, можно ли что-то сделать и есть ли, как говорит Анна, основания – нет оснований. Когда стоимость газа была 8600, мы говорили: он может реально стоить для населения 3800–4000 грн, и мы объясняли, что надо сделать, чтобы стоимость газа была такой. Я сейчас не хочу к этому возвращаться, мы это, как говорится, проехали, мы уже прошли, у нас уже новый этап повышения идет. Сегодня 4000 грн – это объективная цена? Нет, не объективная, потому что здесь заложена рентабельность, искусственная, НАК «Нафтогаз», где учтены премии руководителя НАК «Нафтогаз», которые отправляются в долларовом эквиваленте за границу родственникам, а все это возлагается как обязательство уплаты со стороны населения. И вот здесь и президенту, и правительству надо бы разобраться и навести порядок. Но пока мы смотрим на ценники на заправках, пока мы говорим о том, что снижаются тарифы. Но они же сейчас поднимутся, потому что уже об этом говорят, потому что баррель нефти Brent  уже растет. Он уже не 22, не 25, он уже $36, и будет расти дальше, потому что на мировом рынке главные добытчики нефти нашли какой-то общий язык или общий знаменатель, и это все отразится в Украине, и эти цены будут расти.

А что сделать надо, чтобы остановить цены? Тут есть два выхода. Или не поднимать цены, тогда найти им компенсацию, а экономика Украины не позволяет этого, или надо сделать так, чтобы выросли пропорционально доходы людей, но это тоже невозможно, потому что экономика страны, ее состояние и экономическая политика власти – абсурдная, абсурдная политика власти, никчемная в профессиональном отношении – они не могут привести к такому результату. Вот и есть этот замкнутый круг, который вы говорили в отношении коррупции, Анна. Это замкнутый круг в экономике, потому что если мы будем смотреть только в сторону наших финансовых ростовщиков, таких как МВФ, Всемирный банк, то у нас ничего не получится. Потому что закон о земле, который продавили с участием президента, ведь он же не устраивает Всемирный банк и МВФ, они уже заявили об этом: нет-нет, надо подработать, это же неправильно, ну что вы, иностранцы, то есть нерезиденты, должны покупать землю, должны участвовать в рынке, разграблении украинской земли.

Точно так же и по банкам. Более того, на прошлой неделе пытались нам втюхать в ВР два законопроекта – о приватизации земель государственной собственности сельскохозяйственного назначения. Таких земель 10,4 млн гектаров. Их надо приватизировать. Более того, срочно, чтобы с июля, когда будет действовать закон о земле, они тоже были выброшены на рынок к продаже и чтобы их скупили те дяди, которые сидят рядом с Соросом, те дяди, которые заинтересованы в этой земле украинской как в последнем богатстве, национальном богатстве Украины. Вот ситуация. Кто думает о промышленности? Кто думает о развитии отраслей наукоемких? Я же сказал постановление, где исключили вообще финансирование научно-технических исследований. Как? Мы что, не думаем о завтрашнем дне? Ведь это и есть самая вопиющая форма продолжения политики деградации, деградации страны. Потому что у нас есть три главных врага в Украине: это деградация, это деиндустриализация (а она полнейшая наступает в 2020-м году, с учетом тех данных и характеристик, которые я говорил по промышленному производству, по сельскому хозяйству, по сфере розничной торговли, в сфере строительства, в сфере невыполнения доходной части бюджета) и это деинтеллектуализация. Ну, сейчас уже вся страна имеет возможность, в том числе и благодаря вашему каналу, посмотреть, чему и как учат наших детей. Это действительно «воодушевляет». Но воодушевляет не нас, воодушевляет не родителей, воодушевляет не тех, кто заинтересован в развитии Украины как интеллектуальной страны, как образованной страны, а воодушевляет тех, кто видит в украинцах рабов по реализации интересов вот этих западных хозяев наших «слуг народа».

«112 Украина»: Чтобы эту порочную практику сломать, необходима какая-то ответственность для конкретных людей, которые позволяют делать из украинцев рабов. И здесь я возвращаюсь к вопросу с пленками. Если действительно разговор и руководство Украины в таком тоне разговаривало с руководством США, более того, не просто разговаривало, а напрямую выполняло указания, какая ответственность здесь возможна с юридической точки зрения и, вообще, можно ли это доказать в суде? Учитывая то, что, даже если эти пленки подлинны, они были получены незаконным путем.

Виктор Медведчук: В этих действиях, о которых мы узнали из того, что было публично оглашено на пленках разговоров г-на Байдена и г-на Порошенко, в этих действиях есть признаки ряда составов тяжких уголовных преступлений. Могу об этом говорить как юрист. Это первое. Второе. А мы уверены, что мы услышали что-то новое? А разве г-н Байден, участник этого разговора, не говорил и не писал в своих мемуарах, воспоминаниях, как он тренировал украинскую власть по вопросу предоставления кредита или точнее гарантии на кредит в $1 млрд, когда он поставил условие: или вы, как коррупционная страна, снимаете генпрокурора. А это был «страшный коррупционер», г-н Шокин, потому что он позволил себе расследовать уголовное дело, по которому проходила структура, к которой имел отношение сын г-на Байдена. Это вообще вопиющий фактор негодования, необъективности и возмущения. Он же об этом прямо говорил и неоднократно. Мы ж об этом знали? Знали. Более того, в октябре 2019 года была зарегистрирована первая следственная комиссия по этому поводу, но так и не было проголосовано постановление о создании такой комиссии. Вы спрашиваете, могут ли быть пленки средством доказательства. Могут. Суд может установить достоверность этих пленок, и если они подтверждены другими доказательствами, взять в основу аргументирование тех или иных обстоятельств, которые суд будет делать по поводу выводов, в том числе и в обвинительном заключении или в обвинительном приговоре. Это все возможно и должно быть сделано, потому что речь идет о коррупции в высших эшелонах власти Украины и США. И нам, может быть, наплевать, что происходит в США и кто там кого будет привлекать, но если сегодня это все пройдет бесследно, без реакции со стороны правоохранительной системы, следственных органов и судов, то тогда это означает, что то, что делалось, и то, о чем с таким цинизмом сообщалось в этом разговоре: и по тарифам, и добавить еще «Приватбанк» (были команды по поводу того, что делать), добавить сюда правительство и добавить генпрокурора Шокина, то все это вместе означает, что если это пройдет, как вода сквозь песок, то это значит, что такая практика будет и дальше. А основания для такой практики есть, потому что такие же управленцы, такие же сегодня люди, «смотрящие» за Украиной, есть в МВФ, есть в том же Вашингтоне, который осуществляет внешнее управление. И если сегодня сойдет с рук той власти, то значит сойдет и любой другой. А допустить этого никак нельзя. 

«112 Украина»: Здесь, знаете, вы говорите, что должна быть реакция, а пока мы имеем несколько заявлений, президент был вынужден отреагировать, дипломатично...

Виктор Медведчук: Готовится постановление по созданию следственной комиссии, и уже почти все фракции дали добро. Наша фракция дала добро и включила двух представителей нашей фракции, это Кузьмин и Шуфрич, для участия в этой комиссии.  

«112 Украина»: Интересно. И мы поговорим сегодня вообще о механике...

Виктор Медведчук: Я прошу прощения. И инициирует это «Слуга народа», кстати, поэтому голоса будут. Уже у «Слуги народа» и у фракции «Оппозиционной платформы – За жизнь» достаточно, чтобы проголосовать создание следственной комиссии по расследованию той информации, которая прозвучала на этих пленках.  

«112 Украина»: Ну, главное, чтобы можно было работать в пределах полномочий, которыми в украинских реалиях наделена ВСК, в рамках законодательства действующего. И чтобы был результат.

Виктор Медведчук: Ну, главная задача – привлечь общественное внимание, в том числе и СМИ, потому что сегодня с вашей помощью и благодаря вам это больше возможно, чем что-либо другое. 

«112 Украина»: Ну, это, как мы понимаем, сегодня едва ли не самый главный, а порой просто единственный инструмент борьбы в принципе, даже за буквально выживание наше...

Виктор Медведчук: К сожалению, да. 

«112 Украина»: …Учитывая историю с биолабораториями, которую вы запустили в публичное пространство, и дальше она пошла каким-то образом жить. И даже вот мы сегодня и вчера, кстати, касались этой темы. И вот у нас уже сегодня свежая новость по этому поводу. Я сейчас читаю с сайта одного из украинских информагентств, что строить такие лаборатории Украине помогало… Кто бы вы думали? Так называемое Агентство уменьшения угрозы, которое подчинено… Кому бы вы думали? Министерству обороны США.

Виктор Медведчук: Переведите – Пентагону. Так лучше, люди лучше знакомы с этой терминологией. 

«112 Украина»: Пентагону, да. Уже такой высокий уровень задействован сейчас, уже эта информация в публичном пространстве появилась и должна быть какая-то реакция на нее. Будет ли она и каким образом будет вообще двигаться эта история?

Виктор Медведчук: Во-первых, вы так удачно выразились: «запустили»… Мы не запустили, мы подняли и актуализировали эту тему, потому что это, на наш взгляд, представляет опасность для национальных интересов Украины. 

«112 Украина»: Выпустили ее из бутылки, в которой ее держали.

Виктор Медведчук: Мы ее разработали по содержанию, подняли историю всю эту и установили, что так дальше продолжаться не может, не может так, как это было записано в соглашении, которое было подписано в уже далеком 2005 году при президенте Ющенко, когда было подписано соглашение между Министерством обороны США, между Министерством здравоохранения и Министерством обороны Украины и другими ведомствами. Согласно этому соглашению, все исследования, которые проводятся в этих лабораториях, которые полностью финансируются Министерством обороны США, то есть это не просто лаборатории, не просто биологические, это бактериологические биологические лаборатории, это военные лаборатории США, которые проводят исследования, и все это покрыто тайной, потому что, согласно этому международному документу (а он имеет преимущественную силу перед национальным законодательством, это соглашение международное), запрещено распространять и выдавать любую информацию о деятельности этих лабораторий правительством Украины, то есть властью Украины. Власть Украины не имеет доступа, не имеет контроля и не может ничего разглашать. С другой стороны, те, кто занимается этими исследованиями и опытами в этих лабораториях, могут располагать данными, которые представляют государственную тайну в Украине, и пользоваться полностью этой информацией согласно всем источникам, которые засекречены и являются тайной за семью печатями в интересах безопасности Украины. Более того, вы понимаете, 15 лабораторий, это все писали, я не буду это все передавать. Наши запросы – их было уже около 10 – фактически не встретили никакой реакции. Последний запрос, который мы направили, это было вчера, мы обратились в ООН. Почему? Потому что речь идет о выполнении международной конвенции по запрету и биологических, и бактериологических исследований, создания оружия, применения и запрета биологического и бактериологического оружия. И международная на сегодняшний день ООН может это контролировать. Мы привлекли международную общественность для этого.

Почему мы это делаем? Оказывается, в истории украинской власти был уже период, когда власть попыталась в эту тему, грубо говоря, или как сейчас распространено, влезть. Но у нее не получилось. В 2010 году премьер-министр тогдашний господин Азаров обратился по этому поводу к американцам. Была отправлена соответствующая нота о том, чтобы провести инспекцию: а что делают эти лаборатории? Потому что по данным, которые существовали официально, они занимаются бактериологическими исследованиями 3–5 уровня опасности. То есть это работа с патогенами, это разработка генотипов человеческого здоровья, конституции организма, то есть это воздействие различных штаммов и разработка штаммов очень опасных, вирусных эпидемиологических заболеваний. В течение года была пустая переписка, которая фактически ничем не закончилась. В 2011 году американцы говорят: «Ну, ладно, создадим сейчас комиссию совместную: представители правительства США, представители правительства Украины, и мы проведем, ну не ревизию – проверку или исследование, чем занимаются». Создали такую комиссию. Эту комиссию никуда и ни к чему не допустили. Комиссия не получила ни одного ответа на вопросы, которые были поставлены. И в 2011-м – начале 2012 года правительство Украины заявляет ноту правительству США о расторжении соглашения и прекращении деятельности лабораторий. Идет переписка, когда на Украину давили, на правительство в этой части и по этому вопросу со стороны всех западных центров, в том числе и Вашингтона, и эта переписка продолжалась до конца 2013 года. А в начале 2014 года, когда поменялась власть, то пришел господин Порошенко и под аплодисменты сказал: «Надо работать, продолжайте, вы молодцы. Тем более финансируются из Штатов, исследования проводятся и говорят, что они на пользу Украине». А на пользу или во вред –  этого никто не знает, потому что таких лабораторий по миру создано 400, и 200 из них почему-то созданы и работают, занимаясь биологическими и бактериологическими исследованиями, на границах вблизи двух государств. Одно называется РФ, а другое –  КНР. И ведь это не напрасно. Такие лаборатории есть и в бывших советских республиках, а сегодня независимых государствах: Грузии, Азербайджане, Армении, Казахстане и Украине. И вот те вспышки заболеваний, которые имеют место в мире и которые имели место даже в Украине, они вызывают ряд подозрений. И мы своими запросами, своим вниманием, привлечением внимания общественности, в этом случае уже международной общественности, хотим сказать, что власть должна взять под контроль и действительно выяснить, что там происходит, в этих лабораториях, какие исследования проводятся, насколько они могут быть вредны для здоровья людей или для интересов экономики.

Я вам приведу простой пример: ведь там могут разрабатывать штаммы, как это делается во многих других местах, по заражению, например, животных: крупный рогатый скот, свиньи и все остальное. Разрабатываются такие штаммы, запускаются, в результате есть эпидемия, падеж, падение уровня производства животноводской сферы. В это время в условиях незаконной конкуренции отдельные страны поставляют туда свою мясную продукцию и полностью убирают внутренний отечественный сектор, в том числе животноводство. Ведь  такие случаи тоже есть в мире. Почему мы сегодня должны доверять кому-то, что закрыто за семью печатями, если это происходит на наших территориях? Мне говорят: «Виктор Владимирович, так это украинские лаборатории». Ну, конечно, украинские, ну, конечно. Они в Одессе, они в Николаеве, они в Украине. Конечно, они украинские. Только вы, представители власти, не районной, областной, а даже центральной, пойдите и попробуйте, чтобы вы получили там информацию. Вас туда пустят или нет? А почему мы не можем предположить (и для этого есть веские основания), что там проводят незаконные исследования, незаконные опыты? Как это было с незаконными тюрьмами США по всему миру. А почему они могут здесь проводить? Ну, во-первых, по причине того, что изучается местный геополитический ракурс в отношении генотипа развития людей, а с другой стороны, потому что в США многие исследования запрещены, а с третьей стороны (что еще вызывает у нас особую тревогу и заинтересованность в том, чтобы довести это до конца),  в течение последних 20 лет США торпедируют и пытаются не проводить переговоры по международной конвенции по запрету бактериологических, биологических исследований и уничтожению средств, которые используются в том числе и в качестве биологического и бактериологического оружия. Подобная заинтересованность США против переговоров по этой конвенции, а с другой стороны, наличие 400 лабораторий по всему миру говорит о том, что там интерес есть тот, который на сегодня нам неизвестен. Вот в Украине, я считаю, он должен быть интересен и известен и украинскому народу, и украинской власти. Вот что мы делаем и чего добиваемся.

«112 Украина»: Эти ваши факты вызвали уже...

Виктор Медведчук: Если их там нет, то почему же не открыть? Откройте, покажите. Мы белые и пушистые и сами очень хорошие, потому что мы сами все финансируем. Вы верите, что американцы могут финансировать без какого-либо интереса? Никто не верит. Это естественно и это неправда, если кто-то это будет утверждать.

«112 Украина»: Эти вещи просто взывают о проверке, о внимании и еще раз о проверке. Вы уже обратились в ООН. Но вы же, как политик, понимаете прекрасно, что Пауэлл может потрясать пробиркой, когда США надо организовать вторжение в Ирак, когда есть свои интересы, а когда надо проверить американские пробирки в Украине, то ясно, что, вероятно, реакции оттуда мы не дождемся.

Виктор Медведчук: Но есть и другая реакция. Оттуда, из-за океана. У нас же есть фракция «Голос», которая подала заявление о возбуждении уголовного дела за поездку нашу в Москву. Это чей «Голос»? Это ж голос не украинский, это голос Вашингтона, Сороса: возбудите дело. То есть это реакция в отношении меня и Кузьмина. А сегодня на сайте Генпрокуратуры мы видим, что одно из главных дел, которое Генпрокуратуре не дали расследовать, это якобы незаконный захват земли в Пуще-Водице, который произошел 10 или 15 лет назад. Конечно, это самое главное. Просто без расследования этого дела – не пленок Порошенко – Байдена, а этого дела, где там якобы замешан Кузьмин… Самое актуальное дело. И это как раз реакция Вашингтона. Это то, что Украина управляется из-за океана, это они делают подобные действия для того, чтобы остановить неретивых, но остановить у них не получится. Это точно.

«112 Украина»: А кем управляются те, кто приходит под офис ОПЗЖ?

Виктор Медведчук: Это уже мелкое такое явление. Это очередное нападение, очередной поджог офиса. Если я сейчас сказал, что я к этому привык или мы к этому привыкли, то, наверное, это ненормальная оценка нормального человека. Но так сложилось. Почему я сказал, что пошел седьмой год правления Порошенко? Потому что пять при нем – таких поджогов, попыток захватить, воздействовать, применить насилие со стороны национал-радикалов, «партии войны», которая проиграла и на президентских, и на парламентских выборах, было огромное количество. И продолжается при г-не Зеленском. Ничего не изменилось абсолютно. Все продолжается в том же стиле, в том же русле. Просто «партия войны» проиграла, а остатки «партии войны» пытаются заявить о себе, пытаются это делать. И я уверен, что это не их самостоятельная идеология. Это то, что им навязано, то, что им подсказано, опять же теми же центрами, которые находятся за пределами Украины. Центрами, которые руководят Украиной.  

«112 Украина»: Не так уж важно, по какую сторону границы находится этот центр.

Виктор Медведчук: Безусловно.

«112 Украина»:  …Но важно то, что есть страны, где руководители официально имеют второй паспорт – паспорт другого государства…

Виктор Медведчук: Вспомните Прибалтику – там же президентами избирали граждан, которые всю жизнь прожили в Америке.

«112 Украина»: В Украине пока по крайней мере до этого не дошло. Чиновники, политики пока не афишируют свои вторые паспорта.

Виктор Медведчук: Не подсказывайте, Владимир, я вас прошу.

«112 Украина»: На прошлой неделе в парламенте обсуждался сценарий, чтобы позволить почти всем в Украине владеть вторым паспортом.

Виктор Медведчук: Сняли вопрос.

«112 Украина»: Ваша фракция выступает за то, чтобы запретить вообще назначать на официальные должности в Украине в органы власти людей, которые имеют второй паспорт или работали в структурах с внешним финансированием.

Виктор Медведчук: Иностранцы, лица без гражданства и лица, имеющие двойное гражданство, не должны занимать должности в центральных органах власти, в региональных органах власти, потому что человек, который имеет двойное гражданство или не имеет украинского гражданства, не может руководить в 35-миллионной стране, если эта страна независимая, правовая и демократическая.

«112 Украина»: Учитывая влияние внешних игроков на украинский парламент, на украинское правительство и на украинскую политику, вы верите, что может пройти подобный законопроект?

Виктор Медведчук: Могут протянуть. Вопрос двойного гражданства возник потому, что у многих, которые там сидят, есть американское гражданство, других государств, отдельных европейских стран, стран ЕС, и они хотят быть в пуле активности в том числе и занятия государственных должностей. Ведь все эти грантоеды, соросовские и многие другие, они же когда-то получали это гражданство. Сегодня многие из них министры. Там, если проверить, половина правительства – это лица с двойным гражданством. И, конечно, они хотят это узаконить, но этого делать крайне нельзя.

Во-первых, Украина имеет свои традиции. Это богатая страна, если работать с ее ресурсами и с ее возможностями. У нас достаточное количество профессионалов, которые могут управлять страной. И нам не надо «найманцев» в виде людей, которые имеют паспорта других государств. Или имеют два, а многие: «двойное запрещено, а у меня – тройное, тройное не запрещено». Так говорил один герой известный, который продолжает оставаться «героем», г-н Коломойский. Нельзя этого делать, это неуважение к стране, это угроза национальным интересам. Когда у человека два паспорта, все зависит от того, в какой карман я их положил – в правый или в левый. И, может, тот, что ближе к сердцу, будет ближе мне это гражданство. А я или кто-либо другой уверен, что там окажется украинский паспорт? Нет. А зачем нам нужна альтернатива? У нас что, нет граждан Украины, которые могут занимать руководящие должности, которые могут руководить страной? Которые могут работать в интересах людей и в интересах Украины? Таких людей надо привлекать, и они должны руководить страной. А не вот эти наемники. Я не хочу сказать второго продолжения слова, которое будет оскорбительным для этих людей. Пусть они советуют, консультируют. Они уже насоветовали, наконсультировали, что наша страна находится там, где она, к огромному сожалению, находится.

«112 Украина»: И пусть «достают из широких штанин дубликатом бесценного груза» украинский паспорт.

Виктор Медведчук: Да, я гражданин, но не Советского Союза, а Украины.

«112 Украина»: И пусть свое будущее также связывают с нашей страной. Виктор Владимирович, спасибо вам за беседу.

Виктор Медведчук: И вам спасибо.

Опубликовано: 27 мая 2020
×
Присоединиться