Рус Укр Eng
— Развернуть навигацию —

Интервью Виктора Медведчука каналу UkrLive

Председатель Политсовета партии ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА ‒ ЗА ЖИЗНЬ, народный депутат Украины Виктор Медведчук дал интервью телеканалу UkrLive.

Ведущий Павел Кужеев: Почнемо з того запитання, яке муляє всім заангажованим посіпакам: «Чий Крим?»

Виктор Медведчук: Крым является украинским. Это позиция моя, это позиция ОППОЗИЦИОННОЙ ПЛАТФОРМЫ ‒ ЗА ЖИЗНЬ.

Ведущий: Я думаю, що саме з цього і підемо далі. Почнемо з подій останніх тижнів: офшори, кризи ‒ енергетична, тарифна, політична. Як ви гадаєте, в чому секрет влади, що так вдало танцює на граблях?

Виктор Медведчук: Секрет власти в том, что у нее есть огромные таланты и способности, но отнюдь не в вопросах государственного управления или государственного строительства. А в вопросах подачи материала, которым они занимались и раньше, осваивая и реализовывая различные сценарии в рамках «Квартала 95», когда надо было подать людям то, что им нравилось. И у них это получалось. Более того, это было талантливо, это было гениально. Сейчас совершенно другая сфера, в том числе и применения способностей Зеленского и его команды. Надо не просто веселить людей, но делать так, чтобы они не плакали.

Кстати, я не напрасно сейчас вспомнил эту фразу, потому что этим закончилась инаугурационная речь господина Зеленского 20 мая 2019 года. Он сказал, что всю сознательную жизнь он веселил, а теперь он сделает все, чтобы люди не плакали. Вот если вы мне зададите вопрос, получилось или нет у него на сегодняшний день, когда он уже два с половиной года Президент, я скажу, категорически и утвердительно: к сожалению граждан Украины, у него это не получилось.

Поэтому вот эти все скандалы, заявления типа государственного переворота, вторжения в соседние страны, нагнетания обстановки и путь, который может закончиться полномасштабными, вооруженными различными потрясениями и не только в Украине, но и в Европе, и даже в мире, ‒ это не что иное, как попытки найти свой язык, свой ключ к пониманию того, чтобы, с одной стороны, отвлечь внимание людей, а с другой стороны, попытаться сделать то, что привлекает внимание к власти. Но люди-то устали ждать, потому как они ждут именно то, что им надо, а не то, что отвлекает их внимание от уровня жизни, уровня доходов и многих других проблем, которые сегодня, к сожалению, существуют.

Ведущий: Вы вспомнили о грядущем перевороте. Зачем это нужно было анонсировать? Уже прошло и первое, и второе декабря...

Виктор Медведчук: Я думаю, что это звенья одной цепи. Вот этой цепи пиар-ходов, когда человек не может дать, знаете, хлеба и зрелищ. С хлебом проблемы ‒ в общем понимании я имею в виду. А со зрелищами ‒ есть способности, есть талант, можно отвлечь на какое-то время внимание. Вот сейчас отвлекут этим, потом придумают что-то еще. Например, придумают вторжение, потом оно не состоялось ‒ будет какая-то новая тема. А вот, возвращаясь к государственному перевороту, вы ведь хорошо понимаете, что когда это прозвучало на пресс-конференции, то это неправильно. Я считаю, как человек, что-то понимающий в политике и вопросах государственного строительства, что Президент не имеет права позволять себе делать подобные заявления.

Если действительно имела место какая-то подготовка, если есть конкретные данные, то вступать должны правоохранительные органы, которые являются сегодня, к сожалению, ручными, выполняют команду «фас», кого бы она ни касалась. Здесь все началось с Президента, который заявил об этом на пресс-конференции. Неуверенно, я вам скажу, невнятно, но заявил. Указал фамилию человека, вокруг которого якобы крутится эта тема. И что? Какой результат? Результат сногсшибательный. Почему? Вот прошло несколько дней, вы об этом спрашиваете. СМИ об этом говорят и пишут, и не только украинские, а во всем мире. Разве не этого пытались добиться, чтобы обратить внимание на пресс-конференцию? Вот вам результат, вот вам действия. Какая-то цель-минимум достигнута.

Ведущий: Остается открытой еще одна дата, даже несколько. Это январь или февраль. И упомянутые вами мировые медиа, и украинские тоже анонсируют, что Путин нападет.

Виктор Медведчук: Тут история как раз заключается в том, что этого нужно еще дождаться, мы все-таки в начале декабря, а вы говорите о конце января ‒ начале февраля. Это, вы знаете, как в известном произведении ‒ или падишах умрет, или ишак, что-то может произойти. Но вообще это тема, которая постоянно нагнетается, якобы нападение Путина, вторжение вооруженных сил в Украину и другие подобные вещи. Полномасштабные вооруженные столкновения, местом которых, как считают эти люди, недалекие люди, станет территория Украины ‒ все это имеет определенную цель.

Но я бы дискутировал на эти темы исключительно в узком кругу специалистов. Это в первую очередь военные специалисты, действительно военные специалисты, профессионалы, которые понимают, что такое вооруженные силы, что такое применение вооруженных сил, их состав, их боевая способность. Например, сосредоточение вблизи границы или на границе регулярных вооруженных сил РФ ‒ это что-то означает или не означает? Я почему-то думаю, что военные специалисты (я таковым не являюсь) скажут, что если действительно есть какие-то планы (не дай Бог, чтобы они были, не дай Бог, чтобы они реализовались), то для этого не нужно сосредоточивать живую силу в виде регулярных вооруженных сил. Военные, я думаю, смогут вам это объяснить. Более того, если действительно существуют какие-то идеи по поводу того, о чем говорят ‒ о вторжении, то военные тоже дадут объективную оценку этому. Все это должно быть со ссылкой на специалистов и профессионалов.

И вторая группа специалистов, которая должна это обсуждать в обязательном порядке, ‒ это врачи-психиатры. Я думаю, здесь ближе, и здесь как-то это будет уместным. Потому что именно врачам-психиатрам надо дать сегодня оценку тому, как нагнетается ситуация среди отдельных представителей власти и политиков.

Ведущий: Разом з тим, пане Вікторе, у своєму посланні до ВР, Президент Зеленський говорив про необхідність прямих переговорів з Росією. Наскільки світлою і райдужною є така перспектива?

Виктор Медведчук: Начнем с того, что он правильно об этом говорил. Я его в этом поддерживаю двумя руками ‒ в том, что диалог между президентами наших стран обязательно должен иметь место, особенно с учетом того крайне кризисного состояния, в котором находятся российско-украинские отношения. И то, что он об этом сказал, нашел в себе смелость это произнести (а вы знаете, насколько критически это воспринималось и воспринимается), означает, что он это сделал не потому, что это действительно его политическая воля. Я думаю, он это сделал потому, что он вынужден сегодня не так говорить, как это делать.  

Более того, если мы вернемся к социологическим исследованиям последних лет, то около 70% граждан Украины говорят о том, что необходим прямой диалог между Президентом Зеленским и Президентом Путиным. То есть люди-то поддерживают его. Более того, все хорошо понимают и осознают, что установить мир на Донбассе, в Украине, невозможно без того или иного влияния России. Но вот когда он заявляет, что нужен диалог для этого с Россией, то мне кажется, он недоговаривает или боится об этом говорить, что нужен диалог еще с Донецком и Луганском. Потому что с Россией надо обсуждать российско-украинские отношения, восстановление экономических отношений, другие вопросы, которые находятся в тупике непонимания и вреда, причиняемого в большей степени сегодня именно Украине.

А говорить о мирном урегулировании надо с Донбассом и просить оказания содействия со стороны России в том, чтобы Россия могла повлиять на Донбасс для достижения этого мира. А мир, он известно каким образом может быть достигнут – выполнением Минских соглашений, о чем говорят все и вчера, и сегодня. И даже на последних встречах на уровне министра иностранных дел и Госдепа в лице господина Блинкена американская сторона еще раз заявила о том, что Минские соглашения должны выполняться, так как это единственный путь мирного урегулирования.

А вот тот «энтузиазм», который присутствует при оценке отношений Украины и России и тех приписанных России якобы агрессивных возможностей по отношению к Украине, ‒ здесь тон надо сдвигать в сторону баланса интересов и в сторону уменьшения вот этого радикализма, о котором сегодня говорят. Об этом, кстати, сказал Блинкен.  

Поэтому я вам хочу сказать и по поводу вторжения, и по поводу диалога. Это надо делать было давно ‒ налаживать диалог. И без этого, к сожалению, мы не сдвинемся с места в главном вопросе, как считают граждане Украины, ‒ в вопросе мира. ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА – ЗА ЖИЗНЬ выступает за это, мы готовы подставить в этом плечо. Мы готовы вести диалог и с Донецком, и с Луганском, и с Москвой ради мира в Украине. Потому что это главная проблема, которая требует разрешения. Это та проблема, которую взялся разрешить Зеленский и не сделал этого за 2,5 года. Поэтому вот эта безвыходность, она говорит сегодня устами господина Зеленского, мир надо реализовывать. И здесь он опять прав, что для этого надо объединить все политические силы, вне зависимости от того цвета, которым они пользуются, или брендов, которыми сегодня украшены политические силы, их брендов у нас в стране. Да, ради мира надо сделать все, в том числе вести диалог с Россией, диалог с Донецком и Луганском.

Ведущий: Пане Вікторе, в контексті ваших слів – діалог і налагодження миру. В мене тут є календарний фактаж: утримувані особи обмінювалися, це було 16 квітня минулого, 2020 року. З того часу ось цей обмін утримуваних осіб є заморожений, заблокований. Чому в односторонньому порядку не можна звільнити з Донецька, Луганська тих самих чотирьох жінок? Пригадуєте, ми часто порушували цю тему. Ну хоча би тут ви сподіваєтесь на якийсь поступ з боку влади?

Виктор Медведчук: Я был уверен в том, что власть пойдет на то, чтобы вернуть людей, когда в январе текущего года представители ОРДЛО сделали заявление, что готовы в одностороннем порядке, в качестве гуманитарного акта, освободить четырех женщин, отбывающих наказание или привлекающихся к уголовной ответственности и находящихся в местах лишения свободы, и выдать их Украине. Это не обмен. Это в одностороннем порядке.  Более того, полтора месяца назад снова поступило предложение от представителей ОРЛО выдать еще трех граждан Украины, которых Украина разыскивает. В одностороннем порядке. Какие действия власти? Нулевые. Почему? Ну потому, что это предложили сделать Медведчуку.

Скажите, а это имеет значение вообще ‒ кому предложили ‒ для того, чтобы забрать наших людей? Людей, которых ищут. Людей, которых ждут родные и близкие дома. И которые надеялись, что, когда в январе этого года эта информация прозвучала, она будет реализована. А что получилось? Да ничего! Получилось то, что мне так и не дали разрешение выехать на линию соприкосновения и забрать этих людей. В ответ я получил репрессии ‒ политические, незаконное уголовное преследование в качестве мести действующей власти, которое реализовывалось преступным механизмом и действиями СБУ. Вот все, что получили. Поэтому, когда идут разговоры, что надо освобождать людей, надо договариваться об обмене, так примитивно выглядит то, что, когда в одностороннем порядке пытаются освободить уже семь человек, украинская власть молчит. Набрала в рот воды, и никакой реакции. Так что ‒ граждане Украины не нужны? Так вы не хотите получить этих людей? А родственников этих людей спросили? А как относятся к этому большинство граждан, которые ждут, чтобы люди эти и многие другие (называет сотню людей сегодня киевская власть, которые находятся на неконтролируемых территориях в местах лишения свободы) вернулись? А как же вы собираетесь договариваться об обменах? Каким образом вы собираетесь освобождать этих людей? Для этого диалога только с Путиным недостаточно. Именно для этого нужен диалог и с Донецком, и с Луганском, с представителями этих территорий ОРДЛО. Вот путь для эффективного достижения результата. Но власть на этот путь так и не стала.

Ведущий: На всіх рівнях ‒ і офісно-президентських, і верховнорадівських ‒ говорять про необхідність «зшивати» країну, про пошук того самого мирного діалогу. Виходить, ми маємо справу з банальними людськими ревнощами?

Виктор Медведчук: Ну вы знаете, я думаю, что сначала это была ревность, потом это была месть. Я напомню вам: ревность началась в 2020 году, когда партия ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА – ЗА ЖИЗНЬ, по данным всех (я подчеркиваю ‒ всех) социологических исследований, вышла на первое место. Фактически заняла на партийном уровне первое место во время местных выборов в октябре 2020 года. Конечно, это не нравилось власти, это не нравилось Президенту, его команде и партии «Слуга народа». И поэтому началось наступление. То есть ревность превратилась в реализацию мести. Причем мести незаконной, мести абсурдной, циничной, мести, которая нарушала и нормы Конституции, и законодательство. С чего началось? Вы хорошо помните: закрыли оппозиционные каналы, на которых в том числе работали и вы, незаконно закрыли, во внесудебном порядке ‒ подписанием незаконных указов, которыми утвердили абсурдное, неполномочное решение Совета национальной безопасности и обороны. Началось уголовное преследование членов ОПЗЖ, в том числе меня, моего коллеги и собственника этих каналов Тараса Козака. Это что, это ревность? Да. Это то, что начиналось с ревности, а превратилось в грубую, примитивную, никчемную и незаконную месть.

И эта месть продолжается и сегодня. Более того, теми действиями, хотя они были и преступными, власть повысила себе рейтинги. Потому что национал-радикалы и другие, которые «любили» ОПЗЖ, Медведчука и многих других, они радовались, что Зеленский поступил таким образом. Но они же не знали тогда, что это коснется и их. Потом пошло незаконное изъятие лицензий во внесудебном порядке. Потом пошли так называемые контрабандисты, которые таковыми не являются и судом такими не признаны. Потом пошли замораживание активов и наложение санкций на бизнесменов, которые не так смотрели на Зеленского, которые его не поддерживали, а то еще и, не дай Бог, пытались критиковать или не соглашаться с курсом власти. Ведь именно это записано в одном из обвинений в отношении меня, что Медведчук и ОПЗЖ не согласны с властью. И поэтому дальше перечисляется вот этот абсурд, который ничем не подтвержден, абсурд примитивный, абсурд, который ничего общего не имеет ни с юриспруденцией, ни с правовым государством, а является грубым нарушением Конституции и законов.

Вот когда начали закрываться другие средства массовой информации, когда блокировались уже другие активы, тогда воспряли и другие люди и поняли, что это и есть путь узурпации власти, что это и есть грубое нарушение Конституции и законов. Сначала радовались, а сейчас начинают плакать. Я вам скажу более того: плач только начался. Он будет продолжен ‒ с учетом последних заявлений и мести уже отдельным состоятельным людям, так называемым олигархам, в связи с тем, что их средства массовой информации наконец-то опомнились и не радовались, как они это делали в феврале, когда закрывали ваши каналы, а начали реализовывать в полном объеме свободу слова, начали показывать критические материалы и высказывания представителей разных политических сил. А сегодня это фактически представители всех политических сил в Украине, кроме партии «Слуга народа», которые критикуют и Зеленского, и его команду, и власть в целом.

Когда началась демонстрация этих материалов, это тоже была уже не ревность, а это началась месть, месть незаконная. Сначала упоминает собственника этих телеканалов в качестве имеющего отношение к так называемому государственному перевороту, потом появляется информация о сотнях уголовных дел. Извините, а эти уголовные дела, они что, возникли вчера или позавчера вечером? Они же когда-то возникали, а почему вы не сообщали? Почему вы об этом не говорили? Почему сейчас, когда власть начала мстить этому человеку за реальную свободу слова на его каналах, вы начали об этом говорить?

Поэтому, когда нарушаются закон и Конституция, независимо от того, по отношению к кому они нарушаются, надо реагировать, надо делать все для того, чтобы этого не допускать, как делала ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА – ЗА ЖИЗНЬ. Тогда все сидели в засаде, аплодировали или открыто, или под лавкой, а сегодня все поняли, что узурпация власти, которая началась в конце 2020-го ‒ в начале текущего, 2021 года, приобрела столь радикальные, пагубные формы для всей Украины и для граждан Украины, что проявляется не только в этом. Это же все отражается и на экономическом развитии, потому что отсутствие критики означает, что сегодня может наращиваться пагубность тех критических процессов, которые идут в экономике, социальной сфере.

Вчера принят бюджет, являющийся бюджетом, о котором вообще нельзя говорить ни в каком контексте с положительной стороны. То есть это просто пагубный для экономики и социальной сферы бюджет. Растут тарифы, растут цены, сокращаются рабочие места. Это все происходит. Это все критически для страны, власть ведет страну по пути ее развала.

Наша команда ОППОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА – ЗА ЖИЗНЬ знает, как выйти из этой ситуации. Она знает, что надо делать. Она считает, что в первую очередь мы должны восстановить наше государство как правовое, обеспечить выполнение законных прав, обязанностей и свобод. Мы должны строить прагматическую экономику, восстанавливать экономические отношения с Российской Федерацией, странами СНГ, странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы должны восстановить социальную справедливость и наполнить реальным содержанием социальные программы. Мы знаем, как это сделать. Мы знаем, где взять деньги, что надо сделать для экономики. Мы готовы к этому. И мы одновременно констатируем, что власть не имеет ни политической воли, ни профессиональной подготовки, ни способности для того, чтобы исправить вот эту социально-экономическую критическую ситуацию в стране.

Ведущий: Коли закрили «112 Україна», ZiK, NewsOne, ті, хто посміхалися, я їм казав ‒ почекайте, прийдуть і за вами. Минув час, так і відбулося.

Виктор Медведчук: Так и стало. Очень плохо, но именно так и стало.

Ведущий: Але, якщо Медведчук поганий, канали погані, ОПЗЖ погана, влада мала би познайомити народ з чимось хорошим або з кимось хорошим? Наприклад, Верховна Рада України ухвалила держбюджет на наступний рік ‒ це в плюс?

Виктор Медведчук: То, что Верховная Рада утвердила и приняла бюджет в сроки, это плюс. Но на этом все плюсы заканчиваются. Если вы хотите услышать мою оценку, даже краткую, я вам скажу о том (я уже упомянул в качестве характеристики), что это пагубный бюджет. Я приведу несколько цифр, на главную из них обратите внимание. В бюджете есть доходная и расходная часть. Доходная часть ‒ это то, что зарабатывает страна. Это налоги, это доходы от деятельности предприятий, это все, что произведено, и все, что оказано в качестве услуг. То есть то, что страна зарабатывает. В расходной части то, что страна тратит. Заработали ‒ потратили. Обратите внимание, как наполняется доходная часть бюджета: 43,5% доходной части бюджета ‒ это заимствования. То есть, для того чтобы потратить, для того чтобы обеспечить вот этот мизерный («українською мовою дуже виразно звучить – жалюгідний») «спосіб життя, який створений в Україні», надо одолжить 43,5% доходной части. А значит, наполнить за счет заимствований, внутренних и внешних, потому что без этого страна не может жить. То есть страна себя не обеспечивает, не зарабатывает на вот эти минимальные зарплаты, которые делятся напряженно, незаконно и в полном хаосе, на вот эти затраты надо еще одолжить 43%. То есть мы на себя не зарабатываем, мы не можем себя обеспечить, страну и людей, и при этом рассказываем про какие-то прожекты, иначе я это назвать не могу, в вопросах того, каким будет будущее. Не будет будущего при таких бюджетах. Не будет будущего у Украины при такой экономике. Не будет без радикальных изменений подобных процессов.

Ведущий: Ви скептик щодо економічного паспорта українця?

Виктор Медведчук: Хочу сказать отдельно по этому поводу. Я хотел привести это как пример, но коль вы спрашиваете. Экономический паспорт украинца ‒ ну просто гениальная идея. Вы помните, как она воспринималась в зале Верховной Рады? Бурные аплодисменты, переходящие в несмолкаемые овации. Ура! Первое. Я действительно, без шуток, я полностью разделяю эту идею, и я двумя руками за нее. Почему радовались те, кто в зале ‒ «слуги народа», почему они так аплодировали? Тут есть разные версии, я начну с этого. Ну, например, вы знаете, что в СМИ сегодня бытует мнение о том, что «слуги народа» получают десятки тысяч долларов в конвертах. Не знаю, насколько это соответствует действительности, но так пишут. Ну если они получают такие деньги в конвертах, то я понимаю, почему так бурно аплодируют. Я думаю, что, если любому работнику, инженеру или даже бизнесмену платить такие деньги, он тоже будет аплодировать и только стоя. Я, кстати, готов аплодировать стоя и бесплатно этой идее, если мне назовут источники наполнения этой программы.

Хочу напомнить, что у нас в стране рождается 300 тыс. младенцев ежегодно. И для того, чтобы выйти на те рамки, те объемы в $10 тыс. (сегодня, кстати, в Верховной Раде представители «слуг» уже говорили ‒ будет $20 тыс.), нужно… Кстати, можно говорить и $100 тыс., это все равно, опять-таки повторюсь, по принципу «или ишак, или падишах» из притчи Ходжи Насреддина. Поэтому и здесь так же. Что будет через 18 лет или 16, непонятно. Но я-то реально человек, который кое-что (не все ‒ подчеркиваю) понимает в экономике, я понимаю, что для этого нужны серьезные источники. Тут даже в уме можно посчитать, какие это должны быть источники. И когда говорят о ренте на руду или на полезные ископаемые, для тех, кто в этом понимает, это выглядит смешно и вызывает истинный сарказм. Потому что, когда страна не может обеспечить свою жизнь повседневную и для того, чтобы свести концы с концами, должна одалживать 43% доходов, которые она получает, то объясните мне, где можно найти средства, чтобы отложить эти деньги для наших граждан в будущем. Великолепная идея, только для того, чтобы ее реализовывать и, самое главное, ее провозглашать, надо сначала найти источники. Таких реальных источников сегодня не существует. Но если мы пойдем по другому пути, если мы будем заниматься прагматическим развитием экономики, о чем я сказал, что предлагает наша партия, если мы действительно восстановим экономику, то это станет возможным. И тогда действительно надо этой идее аплодировать стоя и, что главное, бесплатно.

Ведущий: Вы говорите нет источников. Власть нашла этот источник? Внешнее заимствование?

Виктор Медведчук: Нельзя на сегодняшний день аккумулировать средства для приобретения в будущем квартир или предоставления каких-то материальных услуг людям по достижении 18-летия за деньги, которые одалживают. Деньги, которые одалживают, должны быть освоены в вопросах именно развития экономики. Они не могут проедаться или просто тратиться. Взять деньги для того, чтобы восстановить экономику. Взять деньги для того, чтобы открыть новые рабочие места, чтобы дать зарплату людям, чтобы произвести продукцию, реализовать эту продукцию и внутри, и на экспорт. Вот для чего берутся деньги.

Есть еще источники, например, инвестиции. Но ведь у нас ухудшение инвестиционного климата, уничтожение его действующей властью через административный ресурс, через уничтожение судебной системы. А без наличия судебной системы инвестиции в страну не придут. А сегодня судебная система подвергается нападению двух серьезных сил: это админресурс в лице власти, который пытается сделать судебную власть ручной, и внешнее влияние, которое пытается сделать так, чтобы судебная власть подчинялась и реализовывала иностранные «хотелки». И первое, и второе ‒ против интересов наших людей.

Так вот, когда мы говорим по поводу инвестиций, то надо создать инвестиционный климат. А какой он? Если, допустим, до 2013 года инвестиции были $5 млрд, $6 млрд и $7 млрд ежегодно в качестве прямых инвестиций, и рекорды были, в том числе и в 2004-м, и в 2005 году, то в 2013-м это было $5,5 млрд. Потом, когда пришел господин Порошенко, инвестиции начали падать, потому что в стране велись боевые действия, которые, к сожалению, не прекращаются и сегодня. Падение экономики, отсутствие инвестиционного климата ‒ и падение инвестиций продолжалось. Дожились до того, что в этом году вместо $2,5 млрд притока прямых инвестиций, как было в 2019-м и 2018-м, минус 800 млн.

Вот вдумайтесь: если нет инвестиций, если никто не верит в страну, если нет новых рабочих мест, о какой экономике мы говорим? И здесь даже наши «друзья», их «друзья», «друзья» власти говорят ‒ такие партнеры, например, как Президент Эстонии, которая заявляет на форумах публично: «Вы с Украиной торгуете? Это неплохо. Но денег туда не вкладывайте, они пропадут». Ну как вы к этому относитесь? Это же один из наших партнеров, европейских партнеров, который «защищает» интересы Украины. Вот если даже Эстония, не вдаваясь в характеристики этой страны и ее экономической «мощи», ставит так вопрос, как вы думаете, другие страны, как они могут серьезно относиться к инвестициям?

Или вспомнить, допустим, «Мотор Сич» китайскую. Ведь китайские инвесторы, китайская экономика – это сегодня экономика, куда осуществляется самый большой экспорт и со стороны которой осуществляется самый большой импорт в Украину. И что? Нагло, бесцеремонно, незаконно забрали, отменили приватизацию «Мотор Сич» китайским инвестором. И что? Получили сейчас иск на $4,5 млрд. Будет ли он удовлетворен? К сожалению, да. К сожалению, да, потому что ситуация просто автоматически прямого безобразного нарушения действующего законодательства.

Так о чем мы говорим? О какой экономике? О каких экономических прожектах? О каких паспортах экономических? Да, хорошая идея. Идей есть много. Но для того, чтобы их реализовать, надо начинать с азов: с восстановления экономики, конкурентоспособной экономики, прагматической экономики ‒ то, что предлагает наша партия.

Ведущий: Влада заявляє, що Росія нападе на Україну. Це так «по четним числам». «По нечетным» ‒ прем’єр-міністр Шмигаль заявляє, що Україна хоче продовжити контракт із «Газпромом» на 15 років. От де тут логіка? Нам кажуть, що ось-ось нападуть, але ми ще поговоримо про 15 років контракту? Як це пояснити?

Виктор Медведчук: Так знаете, нападение ‒ это из области политического пиара и отвлечения внимания. А то, что заявил господин Зеленский в Верховной Раде во время своего обращения в отношении того, что нужен диалог с Россией и Путиным, и то, что, как вы сейчас процитировали, заявил премьер-министр, даже не хочу называть его фамилию, ‒ это то, что от безвыходности делает сегодня украинская власть. Это безвыходность. Ну потому, что газ надо транзитировать, иначе не будет доходов от трубы. Более того, мир надо устанавливать. И надо восстанавливать экономические отношения. Поэтому, с одной стороны, мы там готовы, у нас армия, она обороноспособная, она готова сегодня выполнить задачи по защите законных интересов. Я очень рад. Я горжусь тем, что у нас есть армия, которая готова все это сделать. Только вот в этой ситуации упоминание ссылки на армию, мне кажется, как минимум неуместно, если разговор идет между умными людьми или когда подобные дискуссии ведутся и точки зрения излагаются умными, прагматичными, государственными людьми. А если это не государственные люди, то возможно все.

Потому что, когда говорят, что транзит надо продлить на 15 лет, я вам скажу еще более того. Руководитель нашей ГТС господин Макогон буквально месяц назад в одном из интервью заявил: господин Зеленский поддерживает идею газового консорциума. Я, когда услышал, точнее, когда это прочитал, думаю: ну смотри, наконец-то. Я эту идею отстаиваю с 2003 года. Говорил это при Кучме, говорил это при Ющенко, при Порошенко, при Януковиче, при Зеленском. А воз и ныне там. А почему и ныне там? А почему сейчас возникла эта идея? По крайней мере, мне кажется, киевская власть наконец-то уразумела, что происходит с газом. Ведь, по сути (я это утверждаю), мы напрямую газ получаем из РФ. Еще раз повторяю для наших телезрителей: Украина получает напрямую газ из РФ. А вот покупает и оплачивает она этот газ европейским компаниям по цене, установленной европейскими компаниями, включая в стоимость газа вот эту цену транзита по всей территории Украины и так называемую ЛАК ‒ логистику поставки в Дюссельдорф (потому что тут применяется формула «Дюссельдорф+») и обратно. Что составляет примерно $48 и что ложится на плечи украинских граждан, которые оплачивают жилищно-коммунальные тарифы. Вот что происходит сегодня.

Поэтому и господин премьер говорит, что надо на 15 лет продолжить. Да, конечно, надо. Можно? Я убежден – можно. Какая цена будет этого транзита? А вы поинтересуйтесь, спросите у «Газпрома», спросите у руководителя РФ. А по какой цене они готовы продлить этот транзит? Когда есть «Северный поток», когда есть «Турецкий поток», когда есть «Ямал ‒ Европа». Когда Россия с каждым годом увеличивает поставки газа в Европу. По какой цене? Вы же угробили газотранспортную магистраль, вы ее практически превратили в музей металлолома. И вы сейчас говорите о газотранспортном консорциуме? Да. А почему же вы об этом не говорили 1, 2, 3, 10, 15 лет назад? Да потому, что вы руководствовались политикой, а не экономической целесообразностью, которая напрямую связана с благосостоянием наших граждан и доходами наших граждан.

И поэтому сегодня, когда говорят, что надо заключать контракты ‒ надо. Но создайте тогда условия. И когда вы говорите по ценам, то ведь никогда уже Украина не будет получать за транзит то, что она 2 или 3 года назад получала. При Порошенко. Когда мы получали $3 млрд. В прошлом году мы получили $1,4 млрд. В этом году в лучшем случае мы получим $1,2 млрд. Что мы получим в следующие годы? Ну, наверное, примерно столько же до 2024 года.

А потом вопрос – будем ли мы вообще получать. Более того, а почему необходим этот транзит? Почему сегодня от безвыходности об говорит премьер-министр? Все очень просто, возвращаемся к той формуле, которую я провозгласил. Мы напрямую получаем газ из РФ. И вот эти заявления Порошенко: «Мы соскочили с российской газовой иглы», подтверждение от Зеленского: «Мы российский газ не покупаем» ‒ это блеф. Это циничная ложь. Потому что мы напрямую получаем газ из России. А вот если не будет транзита, то мы его получать не будем, независимо от того, где мы захотим платить, здесь или в Европе. Потому что если нет реально газа, который идет по нашей трубе в Европу, то нет газа в Украине. Вот почему от безвыходности они сегодня рассказывают сказки в отношении продления транзита. Ну, я думаю, что господину премьеру не стоит так далеко заглядывать, что будет в течение ближайших 15 лет, тем более транзит газа обеспечен Украине до 2024 года. Вряд ли этот министр будет на этой должности. Как минимум, я считаю, что его нужно было отправить в отставку давно. Но уверен, что это произойдет в ближайшее время.

Ведущий: …Запуск «Північного потоку ‒ 2». Де б і про що не заходила мова, «Північний потік ‒ 2», сертифікація ‒ не допустимо. Це як з гармати по горобцях? Чи все ж таки можна зрозуміти?

Виктор Медведчук: Нет, а почему? Речь не идет о том, что из пушки по воробьям. Причем тут надо точно разобраться, где эти воробьи. Потому что, если вы скажете, что эти воробьи в Украине – я не совсем согласен. Ну отчасти, наверное, только отчасти. В основном эти воробьи в Европе. Потому что, смотрите, что означает незапуск «Северного потока ‒ 2». Конечно же, у Украины есть на сегодняшний день контракт на транзит газа до 2024 года. Этим она себя обеспечивала и по ценам, и по объемам. То есть сейчас 40 млрд ежегодно Россия должна прокачивать или платить, если такая прокачка отсутствует. А вот если не запустят «Северный поток ‒ 2», то объемы газа в Европе уменьшатся и удар будет нанесен по воробьям в Европе, потому что воробьи в Европе (мы образно с вами говорим), они потребляют газ и нуждаются в увеличении потребления этого газа. Так вот, если это не произойдет, то цены на спотовых рынках, объемы, которые нарастают для реализации на спотовом рынке в Европе, они вырастут. Сейчас там примерно, в среднем $1100. Вот они вырастут, допустим, до $2000, $2500 за тысячу кубов. Скажите, по каким воробьям будет нанесен удар? Я думаю, ответ очевиден.

Возвращаясь к Украине ‒ конечно же, когда войдет в действие «Северный поток ‒ 2», уменьшится экономическая привлекательность транзита газа по нашей трубе. Но это естественно. Только думать об этом надо было в 2007-м, когда началось строительство «Северного потока ‒ 1». В 2011-м, когда началось строительство «Северного потока ‒ 2», когда была идея, которую отстаивали и Россия, и Украина, и тогда Германия ‒ был подписан меморандум в 2002 году между Шредером, Путиным и Кучмой о создании газотранспортного консорциума. И тогда бы не было этих глупостей, в отношении которых сегодня нагнетается ситуация в Штатах, в Европе и такими представителями Штатов в Европе, как Польша – любой ценой, ни за что не допустить «Северный поток ‒ 2». Но ведь этого всего можно было избежать, потому что наша уникальная, универсальная газотранспортная система на входе имела объемы прокачки 305 млрд, а на выходе ‒ 145‒170. А поставляет Россия всего в Европу по итогам 2020 года где-то 208 млрд кубов газа. То есть весь газ спокойно, с огромной выгодой для Украины, мог идти из России в Европу по газотранспортной системе. Но за это время построили газотранспортный новый коридор и «Северный поток ‒ 1», «Турецкий поток ‒ 1» и «Турецкий поток ‒ 2», «Балканский поток», который идет из России. То есть обошли газотранспортные пути Украину с севера и с юга. Вот чего добивалась все эти годы безрассудная, непрофессиональная, никчемная украинская власть. Не только при Зеленском, объективности ради надо сказать, это происходит. В основном это происходило при Ющенко, и при Януковиче, и при Порошенко. И, к огромному сожалению, продолжается при Зеленском.

Ведущий: Не хотілося би згадувати мізансцену з «Дванадцяти стільців» Ільфа і Петрова. «Никогда еще Воробьянинов не протягивал руки! ‒ Так протянете ноги».

Виктор Медведчук: А почему? Давайте, давайте, это уместно.

Ведущий: Коли молдавани, угорці…

Виктор Медведчук: Давайте вспомним и это.

Ведущий: …білоруси укладають угоду напряму із «Газпромом». От у білорусів $128 за 1000 кубів, а у нас продають газ деякі постачальники навіть по 36 тис. грн. Або це злий умисел, або «не ведают, что творят». У чому причина?

Виктор Медведчук: Я бы не навешивал ярлыки на действия отдельных должностных лиц и даже власти в целом.  В конце концов, люди должны же разобраться. Смотрите, давайте вспомним недалекую историю. 2019 год, мы с Юрием Бойко, как представители ОПЗЖ, едем в Москву, встречаемся с премьер-министром, господином Медведевым, встречаемся с руководителем «Газпрома», договариваемся о цене на газ, по прямым поставкам газа в Украину. То есть мы ни о чем не договаривались, мы говорим: надо узаконить прямые поставки, которые и так идут из России в Украину. Они же и тогда шли напрямую в Украину, и в Украине этот газ изымался и использовался. А по документам он якобы шел из Дюссельдорфа для того, чтобы нарисовать плюс $48 на тысяче и потом повесить это на наших людей. Или, как вы говорите, сейчас цена 36 тыс. грн, что равно уже почти $1500, а кто-то платит $128. А вы вспомните цену на газ для Сербии и все остальное. Почему тогда, когда цена могла равняться $175, не подписали контракт при Порошенко? И потом это мог сделать Зеленский, в 2019 году это было. Подписали бы долгосрочный контракт на 10 лет. И эти все истории на рынке газа: рост цен, обвалы стоимости газа, которые происходят сейчас с учетом энергетического кризиса, который посетил весь мир и Европу ‒ в целом мы бы были в стабильном положении.

$175 – осталась бы цена на газ для украинцев, точно так, как она осталась $225 для Германии, для Италии ‒ двести с чем-то. И мы бы не бегали по спотовым рынкам и не использовали преступно цены на спотовом рынке для того, чтобы накрутить эту цену для наших граждан, которые и так не могут оплатить стоимость газа. Задолженность достигает более 61 млрд грн на конец октября. Мы еще не знаем данные по ноябрю. Вот же в чем проблема. Когда вы задаете вопрос, что это, я хочу сказать: это непрофессионализм власти, это политическая заангажированность, это примитивизм власти, которая не подготовлена прагматично действовать в интересах наших людей.

От того, что я буду это говорить на повышенных тонах, от того, что я это буду говорить каждый день или будут говорить представители нашей партии – ничего же не меняется. Люди должны сами понять, почем им покупать газ – по 8000,10000,13000 грн за тысячу кубов или по 3500 либо 4000. А мы говорим о том, мы утверждаем, что мы можем сделать, чтобы газ стоил 3500 грн и не больше за тысячу кубов. И мы это говорили 3 года назад, 4 года назад, 2 года назад и говорим сегодня: мы можем это сделать, наша команда готова к этому. И поэтому давайте будем дальше говорить и говорить: вот власть плохая, она этого не делает. А почему она этого не делает? Ну потому, что у нее есть какие-то амбиции. Какие амбиции?  Политически мотивированные. А почему политически мотивированные? И так далее и тому подобное. Можно обсуждать на шоу, в интервью с отдельными политиками что угодно и сколько угодно, но от этого ничего не изменится. И когда это люди поймут, они дадут оценку этой власти. Но люди сами должны дать оценку власти. Я категорический противник майданов, революций и всего остального. Люди избрали эту власть – ну пусть терпят, пусть ждут. Не дождутся – пусть примут другое решение.

Ведущий: Мы с вами, и не только с вами, господин Виктор, встречаемся и на шоу, и в эфирах, в диалогах, в интервью для того, чтобы достичь нашей общей цели ‒ сделать Украину процветающим государством. А выходит так, что Васька слушает, да ест.

Виктор Медведчук: Вы абсолютно правы. Я просто говорю, да, мы об этом говорим, и люди должны это слышать. Но ведь мало того, чтобы слышать. Понимаете, суть-то заключается в том, и эффект заключается в том, что мало слышать ‒ надо услышать. А вот услышат или нет, мы с вами не знаем. Вот кто-то что-то услышал ‒ то, что вы показывали, то, о чем вы рассказывали на трех оппозиционных каналах, которые власть незаконно, преступно закрыла. Их закрыли. Вот сейчас что-то говорят, и люди слышат. Не знаю, услышали или нет на тех же каналах, которые сегодня принадлежат господину Ахметову. А по отношению к нему выстроена целая плеяда и натравлены правоохранительные органы для того, чтобы или закрыли рот, потому что каналы закрывать вряд ли сегодня власть пойдет, ведь во всем мире признано, что это грубейшее нарушение свободы слова и незаконные действия. Об этом заявили и в ООН, и в европейских международных организациях. Есть резолюции Совета Европы, Европарламента, ОБСЕ, об этом заявили все профессиональные международные организации журналистов, что это незаконно, это преступно. Поэтому вряд ли они пойдут по пути закрытия, если уж не хотят совсем погрязнуть в преступной деятельности. Так они сейчас сводят счеты с собственником этих каналов для того, чтобы изменилась редакция, подача. А что эти каналы подают? Они же объективно излагают информацию и слушают политиков, которые имеют право высказывать свою точку зрения. У нас что, отменена свобода слова? У нас запрещены изложение своего видения и оценка политической ситуации в стране? Нет. Но это же и есть месть, которая сегодня демонстрируется властью. Это и есть тот путь, который прямо и убедительно можно назвать – путь узурпации власти, путь, который ведет к диктатуре, к установлению ее в стране.

Ведущий: У нас на телевидении тоже есть ограничения и свободы слова, разве что в случае хронологии. Остается мало времени.

Виктор Медведчук: Я не нарушил пока ничего того, за что вас могли бы упрекнуть. Как минимум, вас точно могут упрекнуть за то, что у вас в эфире появился Медведчук, да? Ну это такое дело. С этим еще, наверное, вы сможете жить. Но все остальное я, как человек законопослушный и юрист по образованию, не последний юрист в этой стране, старался не нарушать для того, чтобы в первую очередь не подводить вас, только с этой целью.

Ведущий: Спасибо вам на этом добром слове, но вы знаете, кто ищет, тот всегда найдет. Вот вы по полочкам разложили.

Виктор Медведчук: У нас есть такие специалисты талантливые в нашей стране.

Ведущий: Ви по поличках розклали газову проблематику, але хотілося би почути вашу оцінку тієї катастрофи, яка складається на електростанціях з вугіллям. Рознарядки на віялові відключення.

Виктор Медведчук: Это же звенья одной цепи. И когда я говорю, что у нас сегодня в Украине глубочайший социально-экономический кризис, то я имею в виду и энергетику, потому что мы уже не в преддверии находимся, а в сезоне, осенне-зимний сезон наступил. Декабрь на дворе. И когда мы говорим по поводу энергетических ресурсов нашей страны, то мы ведь знаем… Вот скажите, Павел, а сколько, в том числе и вы, как журналист, как представитель канала, говорите о том, что нас нет угля, что недостаточны запасы угля на тепловых электростанциях ‒ сколько месяцев это продолжается? Это первый вопрос, и я думаю, что вы ответите утвердительно. И второй вопрос: а что сделано за это время? Власть встречает там 7 суден, которые идут с углем, объем которого составляет примерно 480‒490 тыс. тонн. Скажите, а этого достаточно? Нет. А где брать уголь? А почему не договариваются по поводу угля, почему не закупают в ЮАР, в тех же Штатах? Почему ждут, пока ДТЭК обеспечит свои ТЭС углем, а государство для этого ничего не делает? В это время, кстати, в порядке мести сводят счеты с тем же ДТЭК и с тем же Ахметовым. Почему? Да потому, что власть не способна профессионально решить энергетическую проблему.

И когда плачут, что, смотрите, Россия закрыла поставки угля в Украину ‒ это соответствует действительности? Я вам открою государственную тайну, Павел, и телезрителям, которые нас слушают и смотрят. Нет, Россия не прекратила поставки угля в Украину. В импорте всего угля, который поставляется в Украину, Россия поставляет из всего импорта 65%, США ‒ 20% и Казахстан ‒ 10%. Так вот, когда Россия закрыла поставки энергетического угля в Украину, то она закрыла эти поставки всего лишь из 65% на 15%. А 50% угля ‒ это в первую очередь коксующийся уголь для поддержки такой стратегической отрасли, как металлургическая, которая приносит валюту в страну, поставки угля продолжаются. Поставки угля из враждебной, как считает власть, России в Украину продолжаются, чтобы поддержать металлургическую отрасль, чтобы поддержать получение валютной выручки в страну и использовать ее в интересах Украины. Скажите, а вот эти 15% почему так угробили ресурсную базу и почему так серьезно повлияли на возможности производства электроэнергии? Да потому, что это связано с ограниченностью власти, которая не способна сегодня договориться об альтернативных поставках, в том числе и угля. Сегодня, когда власть говорит: ладно, мы пойдем другим путем – скажите каким? А мы заменим уголь на газ и на мазут. Скажите, а мозги есть для такого решения? Уголь сегодня подорожал в Европе и в мире в 4 раза, а газ ‒ в 10, в 10! Так мы заменим на то, что подорожало в 10 раз? А может, надо было поискать уголь? Может, надо было договориться с Россией, чтобы они не прекращали поставки энергетического угля? А стоимость мазута во сколько выросла? А стоимость газа, который будет идти на производство электроэнергии – она же отразится на стоимости электроэнергии, которая и так выросла за последние годы для населения. Это отразится на стоимости отопления. Вопрос: есть мозги? Отсутствуют. Есть профессионализм в вопросах государственного управления? Отсутствует как таковой. Поэтому и проблема в том, что вот это все должны не просто слышать. Люди должны это услышать и дать оценку. Потому что никто, кроме них, не сможет это услышать, как и услышать то, что есть другие реальные планы по реализации того, чтобы не было таких проблем. Энергетических проблем, о чем я уже говорил, и с газом, и с углем. Проблем в экономике, проблем с реализацией продукции на экспорт и многого другого. Есть путь, который может кардинально поменять экономическую ситуацию и ситуацию в социальной сфере, и этим путем необходимо идти. Мы знаем, как это делать. Наша команда готова взять на себя ответственность и, главное, решение этих вопросов. Власть считает по-другому. Власть в это время уничтожает ОППОЗИЦИОННУЮ ПЛАТФОРМУ ‒ ЗА ЖИЗНЬ, потому что ревность переросла в месть. И эту месть реализуют вопреки интересам людей, которые ждут от власти другого: не пиар-ходов, не получения дивидендов от пиар-заявлений или примитивных пиар-действий, а чтобы реально повысили их уровень жизни и благосостояния, наполнили тем, что может им помочь улучшить жизнь.

Ведущий: На цих словах, пане Вікторе, я вам подякую і, як кажуть у соцмережах, сподіваюся на той день, коли ми з вами розвіртуалимося. І за цим столом вже буду не я один, а разом із вами.

Виктор Медведчук: Будем стараться, Павел. Как минимум, это наша задача, нашей политической силы. Мы будем делать все для того, чтобы в жизни оставалось как можно меньше виртуального, а было реальное. И это реальное должно удовлетворять наших людей. В интересах наших людей надо идти другим путем и в экономике, и в социальной сфере, чтобы люди были довольны и имели нормальные условия жизни.

Ведущий: Пане Вікторе, я вам дякую, гарного вам вечора і до нових зустрічей.

Опубликовано: 3 декабря 2021
×
Присоединиться