Рус Укр
— Развернуть навигацию —

Рабинович: Команда Зеленского до выборов не даст ему говорить, потому что как только он начинает говорить, мы вдруг понимаем весь ужас ситуации

Сопредседатель партии «Оппозиционная платформа – За життя» Вадим Рабинович в интервью телеканалу «112 Украина» рассказал о разочаровании в президенте Зеленском, тупиковой ситуации, в которую ведет страну новая власть, а также отсутствии других альтернатив для Украины, кроме достижения мира.

Степанец: В нашем эфире мы рады приветствовать – с нами сопредседатель партии «Оппозиционная платформа – За життя» Вадим Рабинович. Приветствуем вас.

Полуев: Добро пожаловать. Ну, смотрите, прямо сейчас, я так понимаю, и в эти часы продолжается заседание Трехсторонней контактной группы в Минске, и в этом контексте хотелось бы вспомнить заявление секретаря СНБО Александра Данилюка, который рассказал о планах команды Владимира Зеленского по минским договоренностям. Цитата: «В принципе, мы хотим полностью реализовать Минск - это в наших интересах. Мы хотим реинтегрировать территории, мы к этому готовы. В 2014 году сделать это было смерти подобно - мы бы как страна просто не выдержали, не смогли бы. Что сейчас собой представляют так называемые «ЛНР» и «ДНР» - это территория с отсутствующим бизнесом, милитаризирована Россией. Но это наша территория, наши граждане». Как вы считаете, реально ли сегодня полностью имплементировать минские договоренности?

Рабинович: Добрый вечер, дорогие друзья. Поверьте мне, что мне очень хотелось бы сейчас сказать, как все будет правильно, как все хорошо и как при новом президенте, за которого я в том числе голосовал, мы с вами замечательно заживем. Но можно я начну с другого? Буквально вот новость последнего часа. Зеленский приземлился в Канаде, - это первый его визит на тот континент - встретился с руководством в Канаде, и они сделали уже совместное заявление. Оно звучит, я себе написал, чтобы не перепутать: «Канада и Украина решили вместе противодействовать российской агрессии». Вот теперь у нас новый есть партнер по противодействию агрессии, это Канада, опять пойдем заниматься НАТО, Канадой и всем этим остальным.

Теперь по Минску. Они ничем не занимаются, ничего не делают и ничего не собираются делать. То же самое. Вы знаете, я очень насторожился несколько дней назад, ну, вот смотрите, 30 дней прошло, Турчинова нет, помните, каждый день Россия нападала с утра? Помните, с утра заявляли: «Сегодня русские…» 30 дней никто не нападает, я прямо расстроился. Вчера читаю – порядок, все вернулось на круги своя. Вот глава СНБО Данилюк вчера – у меня полностью (я не буду все цитировать) у меня на «Фейсбуке» стоит, - сказал: «Все, проанализировал передвижение всяких грузов, товаров, Россия готовится к завтрашнему нападению». То есть все стало на пути своя, уже вместо Порошенко стал Зеленский с теми же взглядами, с теми же разговорами. Вместо Турчинова - Данилюк. Теперь меня спрашивают: «А что будет с Минским процессом?»

Давайте я расскажу, что будет с Минским процессом. Первое: тогда Медведчук сделал, давайте откровенно скажем, преступление против нашей страны: взял и освободил 4 наших граждан. Ну, конечно, ужасно. Против него начали – Зеленский выступил, все выступили. Почему? Скажите, что – что не ты освободил? Это что, самый главный стимул политики? Второе: поехали люди переговорить о политике – уголовное дело. При новом уже президенте! Вы спрашиваете, что будет с Минском. Ничего. Им надо пройти на выборы, они прекрасно все понимают, они все уже объявили. Мне больше всего нравится там Богдан, человек, который возглавляет администрацию. Он говорит откровенно и честно. Например, вчера он сказал, ему задали вопрос, вот, в газете, пожалуйста, можете: «Скажите, какие у вас планы?» Он говорит: «У нас нет планов. Мы вечером садимся, креативим, и у нас новый план с утра». Зеленский сказал, что в новом помещении, в которое он перенесет администрацию, у него есть фишка – не мир, не тарифы. Фишка будет фонтан и живое дерево. Вы понимаете, что произошло?

Я ни в коем случае не жалею за то, что я голосовал за Зеленского на президентских выборах. Верни меня назад, ретроспективно назад, я опять проголосую, потому что терпеть Порошенко было нельзя. Но скажите, пожалуйста, ну, люди добрые, у меня простой человеческий вопрос, я тоже хочу хорошего, красивого, замечательного, умного президента, но того президента, который обещал мне мир, того президента, который со второго дня не начал опять скакать, того президента, который опять не начал разрушать экономические связи. У них все шутки. По тарифам - пошутил, по миру - пошутил, по русскому языку, которому вы сейчас сказали, Богдан, только сказал Богдан, что может быть могут они обсудить то, что понятно ишаку, что надо делать, – тут же заявление представителя команды Зеленского сегодня, это его мнение, то есть ставят в стойло уже и этого. То есть кто-то другой руководит нашей страной. Кто-то такой – какой-то Зеленский, знаете, впечатление, что вот его вывели, там ниточки какие-то, и он все говорил, когда этой ниточкой дергали, а сейчас все говорит, когда этой. Ну, не мог, не такой это был человек буквально 30 дней назад. Что произошло, какую бациллу он съел уже?

Степанец: Вадим Зиновьевич, все-таки мы еще поговорим обязательно о различных воздействиях: и внутренних, и внешних, и о визите в Канаду, я надеюсь, мы успеем сегодня поговорить о президенте, но по поводу Минска, вот резюме ваше, мы слышали обещания президента Зеленского реанимировать Минский процесс. Понимаем, что по Станице Луганской - ну, если мы говорим об отводе войск, этого не могли сделать в 15-м году, не могли сделать в 16-м, хотя были попытки. Вот сейчас вроде процесс пошел, но в других районах обстрелы усилились наоборот. Что это значит?

Рабинович: Вот, скажи, кто читал это Минское соглашение? Кто-нибудь читал это? Все или за Минское соглашение, или против Минского соглашения. Мир настаивает и нас заставят. А кто-нибудь читал это Минское соглашение? Там есть простые вещи, в этом Минском соглашении, написанные, подписанные стороной государства Украина. Первое - полная амнистия. Экономические связи, автономия Донбасса, все же записано. Скажите, пожалуйста, мы за или против, не читая вообще, о чем говорим? Минское соглашение, подписанное Украиной, я бы не подписал. Я бы не подписал. Но так как мы его подписали в лице государства, неважно, кто был президентом, нас его заставят выполнять. Будет ли эта власть выполнять Минское? Да никогда в жизни. Они не могут этого сделать. Они больше всего боятся группы радикалов, и благодаря им и вопреки всему разуму и всем обещаниям сегодня опять уже все то же самое, все то же самое, вот просто как копия какая-то. Все структуры, которые привел Зеленский, все заняты – говорил, что кумовьев не будет, все кумовья. Не будет иностранцев – одни иностранцы. Не будет, не будет, так далее. Вы понимаете, люди Сороса, самого страшного врага любого мира, сегодня находятся во всех властных структурах. Данилюк, которого поставили на СНБО, - это птенец, просто знаменитый птенец, который вырос у Сороса. Вчера объявили о том, что нового человека поставили на таможню – главное, главное гнездо, где можно добыть для бюджета 5 млрд, все иностранные и наши специалисты говорят об одном: 5 млрд долларов пропадают на таможне. Что такое 5 млрд долларов для нашей страны? За миллиард вырубают лес, 5 млрд – громадные деньги. Ставят новое лицо на него, Нефедов. Открываю, смотрю, кто такой Нефедов. У Абромавичуса замом работал только что, до этого - в «Драгон капитал». Знаете, что такое «Драгон капитал»? Это Гонтарева, это Сорос, это Яресько. Вот гнездо их. И третье - участие в этих, как их, парадах.

Степанец: «Прозорро» систему они запустили.

Рабинович: Да нет, парады эти как называются… Гей-парады. Вот все. Смотрите, то есть мы на таможню ставим человека Сороса из группы Абромавичуса, из «Драгон капитала», которым мы уже обожглись везде, еще только заодно он гей-парады возглавляет. Ну давайте ходить с голым задом по всей стране будем. Что за идиоты какие-то.

Над нами ставят эксперимент. Над нами ставят эксперимент. По каждой отрасли, которой я касаюсь, я вижу чужую руку. Никогда не был сторонником заговора, но скажите мне, медицину уничтожают на глазах, это же видит любой, любой маломальский человек, который живет в стране, видит. Сделана медицина только для богатых, если ты бедный, ты должен умереть, мы что, не видим это? Видим! Выступает представитель от Зеленского, которого сейчас поставили руководить медицинской реформой, по списку его идет, господин Радуцкий. Он говорит: «Мы поддержим и продолжим блестящие реформы Супрун и Квиташвили». Все, люди, тупик! Мы пришли туда же. Что надо просто проанализировать спокойной, трезвой головой.

Степанец: Есть понимание, как из тупика выходить, Вадим Зиновьевич, в частности тупика военного?

Рабинович: Да, да, да, Анечка, есть у меня выход, и я вам его скажу по секрету, хорошо? Надо поблагодарить себя за то, что мы правильно проголосовали на президентских выборах за Зеленского, спасибо нам большое. Второе – надо проголосовать на парламентских выборах головой, а не сердцем, розума трошки применить и понять, что сегодня надо сбалансировать вот эту молодую команду в смартфоне реальными делами, иначе мы летом будем смартфоны кушать, которых ни у кого нет, понимаете? Вы вдумайтесь. Вот, люди, я тоже хочу красивой, новой, замечательной страны. Я тоже хочу вот эту красивую вывеску «Европа», но скажите мне, Супрун сказала, что мы будем делать телемедицину – ну, в сумасшедшем доме человек живет, ну бог с ним. Но скажите мне – приходит новый молодой президент, говорит: «Все. Государство будет в смартфоне». Понимаете, ну каждое - в селе каждом крестьяне наши будут в смартфоне общаться с государством. Ну откуда они повылазили? Они что, вообще не из этого мира? Ну откуда? Дайте людям смартфоны эти сначала всем.

Степанец: Вадим Зиновьевич, просто еще относительно военного именно тупика и в отношении конкретного выхода, потому что, я так понимаю из ваших слов, что обещания реанимировать Минск - они останутся обещаниями и далее, что это...

Рабинович: Я вам гарантирую, что они не будут выполнять Минск и не собираются этого делать.

Степанец: А что взамен?

Полуев: Можно я просто добавлю, процитирую, опять-таки, заявление господина Данилюка. В интервью LB.ua он заявил следующее, цитирую вопрос и ответ: «Владимир Зеленский говорил о том, что у него есть мирный план по Донбассу. Что это за план, хотя бы в общих чертах?» И ответ: «Он обсуждается в рамках Минского формата, поэтому публично мы его не комментируем». Почему не обсуждают, почему не представляют, как вы считаете?

Рабинович: Задача команды Зеленского сегодня только одна – до выборов не давать ему разговаривать. Потому что как только он или его команда начинает говорить, мы вдруг понимаем страшную сказку. Вы знаете, какую? Я открою вам эту сказку – король голый. Вот, к сожалению, все боятся это сказать, мне самому не совсем удобно уже это говорить. Я ж все-таки свой голос тоже отдавал, но мы должны понять и не стесняться нашего голоса, отданного за Зеленского. Тогда нам легче будет сказать, что сейчас мы этот голос ему не отдаем. Потому что если мы начнем раскаиваться – это будет другое. Но сегодня, люди, ну не можем мы до такого безумия дойти. Ну посмотрите, сегодня реально 45 примерно процентов, ну 40 пусть, не знаю, собираются отдать голоса партии Зеленского, которую никто не знает, никто не понимает. Единственный лозунг, который они произнесли, единственный в нашей бедной, я не знаю, забитой стране уже, только один лозунг – продажа украинской земли. Скажите, но по опросам общественного мнения, которые есть у нас и у всех, 90% украинцев не хотят продажи украинской земли. Можно мне здесь вот этот когнитивный диссонанс в голове восстановить? То есть мы не хотим продажи, но будем голосовать за тех, кто хочет ее продать. Мы хотим мира, 90%, а будем голосовать за тех, кто мир не установит, что это с нами происходит? Что с нами происходит? Здесь вопрос идет не о партии, не о ком-то, мы сейчас выбираем один раз и уже на всю жизнь, мир или войну. Поверьте вот в одно, вдумайтесь в это. Мы на этих выборах будем выбирать мир или войну. Жизнь или то, что ей противоположно. Казалось бы, не сложный выбор. А вот сложный. А вот сложный. Мы продолжаем во что-то верить – ну нельзя, надо смотреть по делам. Смотри по тому, что делается. Отказаться от всех абсолютно, всех лозунгов, которые только есть, - все, их нет. Сегодня последний гвоздь уже - все, будем с Канадой теперь дружить против России. А зачем? Зачем нам против? Ну у нас труба превратится в металлолом первого января. «Северный поток» достраивается, просто никто не хочет посчитать, потому что все в эйфории. Чем мы будем топить зимой? Кизяками, как сейчас во всех этих селах это делают? Смартфон в кизяке? Что вообще происходит? Что мы делаем? Что мы вообще творим с государством? Я прошу прощения.

Полуев: Что, по вашему мнению, нужно делать для достижения мира?

Рабинович: Для того чтобы достигнуть мира, нужна только одна вещь – хотеть этого мира, делать то, что ты обещал перед выборами. Он знал прекрасно и рассказывал нам, как он это сделает после победы на выборах, вы что, не помните? «Я на колени», и там все, лишь бы мир, ни рейтинги не нужны, ничего, все. Он все же это рассказал. Зачем мы ему подсказываем? Он все прекрасно знает, он же не совсем дурной. Это ж не эти, да? Он прекрасно понимает, что говорил. Очевидно, отработав для нас свою президентскую кампанию, больше она не совпадает ни с чем, дальше появились опять группы олигархов, опять – ну послушайте, ну здоровый президент говорит: «Я перенесу Администрацию президента в Украинский дом, на это надо 300 млн, а деньги из бюджета брать не буду, у меня там даст кто-то».

Полуев: Сумму, вроде, не называли.

Рабинович: Уже назвали, примерно 300 млн. Но я не за то говорю, я не за 300 млн. Как может президент у кого-то взять деньги на перенос? Значит, есть кто-то, кто управляет президентом. Как такое может быть? Скажите, у меня простой вопрос, скажите, кто-нибудь понимает, что такое прозрачный офис президента? С фонтаном. Ну, президенту еще надо работу… Ну, выделите президента, посадите его в клетку, пусть люди ходят, здороваются, но еще ж работать надо. Кто-то же должен работать. Вчера с шахтами – я вам приведу пример, простой, человеческий пример. Чтобы вы понимали, что сейчас происходит в государстве. Сейчас катастрофа с шахтами, там отключение водоснабжения, могут затопить шахты, люди вышли на улицу, три месяца нет зарплаты – это, ну, катастрофа полная. Вчера начали звонить наши депутаты – есть спецсвязь такая, по которой всегда, начиная с 91-го года, еще даже и в советский период, можно позвонить правительству там или… – ну, экстренная ситуация. Звонили, раньше эта, знаете, снималась трубка при всех режимах. Хотя бы система работала. Снималась трубка, там делалось, не делалось, но реагировали. Вчера мы звонили полдня, трубку вообще никто не брал. Потом взял трубку какой-то человек, сказал, что я тут не совсем в курсе дела. Мы говорим: «Вы что, шахтеры, затопит…» - «Ну, я сейчас доложу» Все, ничего нету. Государство не управляется. Мы сегодня встречались с мэрами городов, и просто послушать это надо было, что люди рассказывали. Это в Киеве, в смартфоне. Воды нет, задолженности свыше 60 млрд, все прекрасно понимают, все реальные мэры городов понимают, что мы идем с этой политикой к катастрофе. К катастрофе! Сегодня мэр Марьинки был у нас, он говорит, что стреляют больше, чем при Порошенко, в 20 раз. Идет война. Каждый раз увеличивается. Я вам захватил, чтобы мне не рассказывали патриоты, я вам принес ОБСЕ отчет за эту неделю. ОБСЕ. Это не Москва, не Киев, это ОБСЕ. Вот тут написано вот такими буквами, чтоб правду вы слышали. Обстрелы за эту неделю: с украинской стороны - 1467 снарядов, с той стороны – 743. Тоже хватает. Но мы давайте не делать глупостей, мы сегодня выпустили 1400, идет война, зачем нам эта война? Вы понимаете, что если будет продолжаться война, то все равно никто ничего, ни один умный человек, ни глупый, - мы ничего не можем сделать в стране. Не будет экономики – молодежь будет убегать, вы все знаете лучше меня. Скажите, если мы знаем, что надо остановить войну, если президент обещал остановить войну, вы меня спрашиваете, что для этого надо сделать? Выполнить предвыборные обещания. Все. Хотеть этого. Они наживаются на войне. Я не верю в то, что те, кто не наживается на крови, хотят продолжения этой бойни. Поэтому та власть наживалась на крови. Скажите, а почему никто вдруг не сел? Помните? Весна будет – будут посадки? Помните? Армию разворовывают, Гладковский, Свинарчук, все помнят? Перед выборами, по-моему, два раза в день это Зеленский рассказывал. Скажите, а что произошло с лексиконом Зеленского? Пропал Свинарчук, пропал Гладковский.

Полуев: Так генерального прокурора уволить не могут.

Рабинович: Кого?

Полуев: Генерального прокурора уволить даже не могут.

Рабинович: Как вам мягче сказать… Когда не хочешь, тогда и не можешь, вот вам такая, знаете, одесская народная пословица.

Полуев: Так Верховная Рада же не голосует.

Степанець: У Верховной Рады Избирательный кодекс сейчас.

Рабинович: Смотрите, мы выбрали президента, и я радуюсь этому, теперь я радоваться буду тому, когда мы провалим этого президента на парламентских выборах, потому что он обманул нас с миром, с тарифами и со своей командой. Все.

Степанец: Вадим Зиновьевич, по поводу обманов и правды, опять-таки, вы упоминали уже в нашем разговоре господина Богдана и его тезисы о языке и по русскому языку в частности. Смотрите, давайте мы сейчас цитату просто еще раз вспомним... Здесь есть и вопрос, это действительно подготовка общественного мнения к таким гуманитарным компромиссам, настоящим и серьезным, или это просто предвыборные заявления? Это один вопрос. Но самое главное, как вы именно относитесь к такому тезису, к такому предложению.

Рабинович: Ну, во-первых, Богдана уже поправили его старшие товарищи по команде Зеленского, сказали, что он пошутил, это его личное мнение.

Полуев: Сказали, что это его личное мнение.

Рабинович: Ну, хорошо, давайте называть все обещания Зеленского его «особистою думкою», он не шутил, он – просто це була його особиста думка, він думав, що не буде тарифів, що мир буде, ну, так нема зараз, особиста думка. Значит, второе и более важное: попросите господина Богдана почитать минские соглашения, ему это тоже не повредит. Мое отношение очень простое. Мое отношение к языковому закону очень и очень простое: я считаю, что принятие его было преступление против мира в Украине, я считаю, что страна 4 года шла на поводу банды, которая незаконно захватила власть, и это доказано указом Зеленского о роспуске парламента. Я еще раз напоминаю всем вам, потому что ми не дочуваємо, тут дочуваємо тут не дочуваємо, написано в указе президента, что с 16-го года парламент был незаконным, в нем не было коалиции. То есть его распустили, отлично. А законы, принятые этим незаконным парламентом, про мову, про медицину, надо отменять или нет, скажите? Или незаконному парламенту можно здесь и нельзя там? Так не бывает, это опять обман. Парламент незаконный, значит, законы его – незаконные. Они не могут быть. Закон о мове вообще должен быть выкинут на свалку и на истории вообще помойку, потому что он разделяет общество. И мы этого будем добиваться, и ничего этого быть не может по одной простой причине. Мы все с уважением относимся к украинскому языку. И хорошо, что в Украине преподают, разговаривают, все замечательно. Но люди сегодня, огромная часть страны, половина где-то, привыкла исторически разговаривать на русском языке. Почему должна издеваться одна половина страны над другой? Почему, почему, почему для строительства, объясните мне, почему для строительства мощной и процветающей Украины мешает, например, что в Харькове будут разговаривать или в Одессе на русском языке? Это только – знаете, кому мешает? Тупым недоумкам, которые не знают, что делать, вот только делят людей по языковому признаку.

Я всегда объясняю им: посмотрите на простую страну под названием Швейцария. Никому ничего не мешает. Лугано, Кантон разговаривают на итальянском, Женева – на французском, Цюрих – на немецком и так далее. Самая процветающая страна Европы. А у нас есть нечего, пенсии убийственные, зарплат нет, зато у нас мова. Поэтому не надо мову ставить впереди паровоза, уже поставил Порошенко. Порошенко уже ставил «Армія. Мова. Віра», украли на всех направлениях, на всех трех. Вы знаете, у меня ребенок младший ходит в школу, учит украинский язык. Ну, замечательно, ну, молодец, ну, я радуюсь, я что, мешаю им? Наоборот, я радуюсь. Но то, что делают они сегодня по языку – это преступление, в первую очередь перед будущим Украины. Поэтому закон этот будет отменен, нравится им или не нравится, я верю в то, что мы нормально проголосуем. Я хочу, чтобы вы еще раз – люди, у меня остается 20 дней донести до вас одну опасность. Коалиция в Раде, если сегодня все сохранится, прогнозируема и предсказана и объявлена, это две партии. Это «Слуга народа» с продажей земли и Вакарчук с гей-парадами и 20% наценками на русскоязычное население. Больше ничего они вам не предлагали, они даже не говорят ничего больше. То есть мы выбираем с вами заранее, зная, что нашу землю продадут, гей-парады разрешат и так далее. Скажите, а что мы делаем? А какими глазами вы посмотрите на ваших детей и внуков, когда уже и земли не будет? Украли все. Украли все. Землю, мову, віру, армию, все обокрали, земля осталась, осталась земля, землю не докрали. И вот это вот мы им разрешим? Дорогие друзья, неважно, каких вы политических взглядов, неважно, как вы думаете или думаем, сейчас думайте об одном: мир, война, земля или нет. Больше ничего нет. Как можно проголосовать против своей земли?

Полуев: Только два уточнения, первое - по 20% наценке, о которой вы говорили, это было предложение одного из активистов, однако даже не из кандидатов партии, личное мнение, и другое, вы говорили о том, что если коалиции не существует, то необходимо отменять все законы, которые Верховная Рада с того момента принимала. Но в Конституции не говорится о том, что в случае отсутствия коалиции все законы являются недействительными.

Рабинович: Они подавались от имени коалиции, не имеют права, коалиции нет, это раз.

Полуев: От имени нардепов.

Рабинович: Да нет, не от нардепов, нардепов поддерживала коалиция. Если нет коалиции, мы вообще не имеем права большинство делать, ничего не должно быть. Мы должны тогда поднять опять руку, сказать, что ничего нет, и переголосовывать опять: чи більшість, чи не більшість.

Степанец: Да Конституционный суд вообще не понимает, каким образом эта коалиция существует, прекращает существование, создается и так далее.

Полуев: 226 голосов есть, говорят, и все, больше никакой коалиции не требуется.

Рабинович: Вся судебная система – вот, знаете, у нас есть программа партии, там есть очень хорошее решение по всем вопросам. Мы с вами живем в одной стране, давайте на Конституцию и на суды не ссылаться по одной простой причине: у нас Конституция попирается каждым, кто приходит, начиная от Супрун и заканчивая кем хочешь, издеваются над ней, что касается законов – в наши украинские суды никто за законами не ходит. Я прекрасно знаю, и вы прекрасно знаете, с чем туда идут. Закон принимает допустить к выборам людей, которые не жили сейчас в Украине три года, когда совершенно иное в законе. Ну и что… Вся система судебная не подлежит никакой реформе, ее надо распустить сверху донизу.

Степанец: Коллапса не получим? Коллапса, вакуума не получим, если мы всех так вот подчистую спустим?

Рабинович: Вот судьи уйдут, и мы с вами в коллапсе будем. Нет, Анечка, мы предлагаем перейти к выборности судей, как это сделали в свое время США, как это было в Советском Союзе иногда. Надо выбирать в каждом селе, в каждом городе, в каждой стране вы можете выбирать себе просто судей, которых мы сами знаете. Вместе с законом об отзыве судей это обеспечит вам хотя бы какую-то защиту. К этому судье, к выбранному судье приставляются два юриста, профессионала, которые уже в рамках там той или иной статьи дают ему консультации. Но это было, послушайте, так установлен порядок, а если мы заранее знаем, что судьи куплены, если он идет в юридический институт, уже платит взятку, зачем? Чтобы честно судить? Что мы с вами закрываем глаза? Смотрите, государственная система Украины построена на коррупции. Государственная система Украины не подразумевает развития государства. Они приходят к власти как дорвавшиеся завоеватели, начинают грабить и насиловать страну. Это же правда! Это правда! Сама система такая. Вдумайтесь, какая система. Ты победил, тебе дается там четыре министерства. Ты чуть меньше набрал там, в коалицию вступил - тебе два. Скажите, ну все же, ну мы что, не будем же притворяться. Если партия там эта выдвинула для чего-то своих четыре министерства, она о чем будет думать, о стране или о партии своей? Или они будут набивать себе карманы? Как это будет? Второе. Второй и центральный, может, вопрос экономики нашей родной. Ну, скажите, ну люди добрые, ну вы же все живете, все понимаете все, ну умные люди, ну скажите, ну если Кабмин формирует победившая партия, силовые структуры – победившая партия, генеральный прокурор – кум там, тот – кума, скажите, вы, правда, верите, что – и ни одного проверяющего. И они остались один на один с нашими деньгами в течение последних лет, скажите, может такое остаться вот в бюджете что-нибудь? Ничего и нет. Мы еще будем узнавать цифры, которые украли, но вы видите, какая тишина? Видите, никаких дел, ничего, знаете, почему? Делиться начали. Начали делиться. Сейчас поделятся, откупятся, уже все всем известно. Поэтому – снять розовые очки, посмотреть на то, что сейчас идет бой, тот, что уже Сталинград я называю, продажа земли - это Сталинград. Люди, если они сумеют нас обмануть и заставят продать землю, а это произойдет, если такие цифры получит вот эта вот партия нас обманувшего президента – ну, это катастрофа национального масштаба.

Степанец: Вадим Зиновьевич, ну, если вы говорите, что делиться начали, то что-то, наверное, плохо делятся, потому что ни одно кадровое решение Зеленский через парламент пока провести не может, ведь парламент сейчас - Вадим Зиновьевич, тоже оцените красоту игры, - значит, парламент сейчас, находясь в выборах, вся страна в выборах, а парламентарии рассматривают Избирательный кодекс, который сейчас просто как мертвому припарки, знаете, в народе говорят.

Полуев: Ну, как рассматривают, их там почти нет.

Степанец: Ну, сегодня мы смотрели, их было 45 максимум, хотя 200...

Рабинович: 49.

Степанец: 260, Вадим Зиновьевич говорит, 49. Ну, так и рассматривают. Так и рассматривают. Но Избирательный кодекс, не кадровые назначения, ничего, что предлагает Зеленский, даже вот представитель президента в парламенте уже возмутился, призвал парламентариев к сотрудничеству. Руслан Стефанчук напоминает, что президент подал на рассмотрение немало законодательных инициатив, которые надо рассмотреть. Давайте попробуем услышать Стефанчук сейчас. «Я просто хочу напомнить, что за прошедшую неделю, за предыдущую, когда мы не встречались с вами, президентом Украины Владимиром Зеленским были поданы очередные законодательные инициативы, касающиеся рынка электроэнергии, касающиеся солнечных электростанций, которые касаются ответственности за кнопкодавство. Давайте мы все-таки в этом таком порыве голосования за Избирательный кодекс и три кадровых вопроса найдем какую-то возможность все-таки поддержать и показать то, что мы готовы идти друг другу навстречу».

Рабинович: Вы знаете, я хочу для нашего мозга, для развития мозга задать риторический вопрос, просто, чтоб для размышления. Когда президенту Зеленскому 2 недели назад задали вопрос, почему вы не выполняете обещания по тарифам, он сказал, что президент к экономике никакого отношения не имеет. Точка. Сейчас слушаю – тарифы там, солнечные батареи, еще что-то. Так вы решите, вы имеете отношение или вот там, где выгодно, вы имеете, там, где невыгодно… Тарифы нам важнее, чем ваши солнечные батареи, пусть подает тарифы как снижение — это раз. Второе. Второе. Я прежде, чем ответить вот этому замечательному человеку, я напомню Зеленскому: у нас есть такая вещь, он не совсем с ней знаком, называется Конституция Украины. Там написано, что принятый парламентом закон через 15 дней либо ветируется президентом, либо подписывается. Прошло 18 дней после того, как парламент проголосовал, может быть, самое важное за всю историю украинского парламента, это создание ТСК, которые могут быть инструментом для борьбы с коррупцией и в то же время против монополизации власти. Там входит и импичмент президента, который Зеленский сказал, первое, что сделает. Я хочу проинформировать вас, дорогие друзья: Зеленский не подписал закон и не вернул его и не ветировал, то есть просто Конституции для него нет, что та Конституция, полежит еще. Я хочу ему напомнить, что, по идее, он является гарантом Конституции, а гарант, гарант – это тот, кто выполняет, не тот, кто за ней смотрит и сам не выполняет.

Полуев: Тот же господин Стефанчук буквально в пятницу в эфире одного из ток-шоу говорил о том, что, по мнению команды президента, в этом законопроекте о ВСК есть целый ряд неконституционных моментов, поэтому, мол, команда Владимира Зеленского не будет его имплементировать и подписывать.

Рабинович: Замечательно, тогда он должен наложить на него вето. Слушайте, есть закон, что думает себе этот человек – я не знаю. Закон – он либо есть, либо нет. Вот, знаете, пришел, говорит, а я вот думаю вот так. Ты можешь думать все, что хочешь, поставь на него вето, скажи, закон не буду... А он боится и вето поставить, потому что его начнут критиковать, что он импичмент отменяет. Смотрите, они все, когда идут к власти, я сколько кого… я Порошенко слушал перед тем, как он пришел, я еще с Ющенко, Янукович, всех их можно было слушать. Они, когда шли к власти – ну так о народе думают, прям аж я смотрю, разрывает от любви к народу. И я скажу вам больше, пока нас никто не слышит, да? Я с нашим последним вот президентом – я купился, я уже все видел, все знаю, понимаю, но купился я. Вот я тоже смотрел, я не просто за него голосовал, потому что ненавидел Порошенко, я видел какое-то будущее. Ну, я посмотрел, он так говорил, этот человек не может не принести нам мир. Ну, все... И вы знаете, вот настолько я не хочу еще себе этого полностью сказать, но обидно очень. Обидно опять от потерянного времени. Опять от того, что мы получили очередного Наполеона, который не занимается страной, который бредит всякой агрессией, который не собирается миром заниматься. Но самое страшное, я считал, что мы наконец получили президента, который будет выполнять предвыборные обещания. И вот мы увидели, что он не будет их выполнять. Так вот я хочу вам сказать, помните, песня такая, пели ее Януковичу сначала, «Прощай, гаранте, не повертайся». Потом Порошенко пели. Я очень хочу, чтобы такую песню не пели Зеленскому, но я боюсь, что к этому идет.

Полуев: Давайте мы тогда к нашей аудитории сейчас обратимся, есть возможность у наших зрителей задать несколько вопросов. Пожалуйста, поднимайте руку, представьтесь, пожалуйста, к вам модератор тогда подойдет.

Добрый день, Инна, Киев. Вадим Зиновьевич, нашу сегодняшнюю встречу вы начали с обманутых ожиданий. Партий много, в канун выборов все обещают красиво и одинаково. Кому верить?

Рабинович: Это сложный вопрос, это сложный вопрос, и скажу вам, почему. Вы знаете, я когда пришел в политику, я политик молодой, пришел в политику 4,5 года назад, скажу вам, что несмотря на то, что я жизнь в общем понимаю, я пришел с розовыми очками, потому что – ну, мне было понятно, если мы там правые, то мы за правое, если левые – за левое. Оказалось все не так. Оказалось, что в том числе и в той группе, с которой я шел, голосовали в некоторых случаях за те законы, которые, на мой взгляд, противоречат законам нашей страны и законам выживания государства. У меня очень много противоречий, в том числе и с теми, с кем я сейчас нахожусь в одной лодке, поверьте мне, больше, чем вы думаете. Но я для себя уяснил одну сильную вещь, вы понимаете, нельзя себя любить в политике, вы тогда никчемный вообще, никому не нужный человек. Если я буду сам себя любить… Вот у мен был рейтинг, примерно соотносимый со всеми президентами, которые были на старте. И, наверное, я бы пришел, не знаю, там третьим, пятым, четвертым, не знаю, ну и что дальше? И Бойко пошел бы так же, примерно, и тоже был бы третьим, пятым. Скажите, что бы мы дали своим избирателям? Двух напыщенных павлинов, каждый из которых не знает, у кого булава в руках? Нет, я считаю, что я сделал мудрую, правильную вещь. Не потому, что я так люблю тех, с кем я сижу в лодке, но потому, что они, объединившись, могут принести мир моей стране. Я это понимаю, знаю и умею. И то же самое и с экономикой, не потому, что они самые лучшие вообще на земле, а потому что лучше на сегодняшний день нет. Сегодня реальный ключ мира у нас, сегодня ключ от экономики – не потому опять, может быть, родятся новые какие-то там уже после этих, там другие придут, слава богу, будем помогать, но сегодня другого пути нет. И когда вы говорите, кому верить, кому не верить, - ну давайте начнем просто с меня. Когда закончится наша передача, зайдите, пожалуйста, на сайт Верховной Рады, там все голосования народных депутатов. Вот если я за четыре года поднял хоть раз руку за любой закон, убивающий граждан нашей страны, за любой бюджет Яценюка, Гройсмана, за вот эти убийственные судебные реформы, если я хоть раз это сделал, на потребу, не знаю, купившим меня людям или на потребу политической ситуации, или потому, что меня кум попросил, значит, я абсолютно недостоин доверия, как и они все. Ну так я этого не делал, ни одного раза не голосовал против совести, я ни одного раза не зашел в эту – как называется там – спецпарикмахерскую у них, ни разу не воспользовался спецгаражом, спец чем там у них, мне стыдно, потому что я живу в нищей стране, а они себя обложили такими вот – я не знаю, уже ходить не могут, их носят. Поэтому еще раз говорю: я пришел в политику не зарабатывать и не утверждаться. Я пришел сделать так, чтоб моя страна жила – я не понимаю патриотизма другого, кроме того, что люди лучше живут, если в результате твоих действий люди стали жить лучше – вот ты и есть патриот, а патриотизм – на крови, патриотизм – на ограбленном народе, поэтому делайте для себя выводы. Сегодня есть не так много партий, которые могут принести мир, говорят об этом, буквально три-четыре. Из этих трех – половина под санкциями. Какой мир они принесут - никто не знает, я даже трогать их не хочу, я вон читаю каждый день, пусть развлекаются. Сегодня другой платформы для мира, кроме нашей партии, нет.

Степанец: Но так жаль, Вадим Зиновьевич, не зашли в спецпарикмахерскую парламентскую, хотя бы нам рассказали, чем она такая особенная, тогда мы бы понимали.

Рабинович: Анечка, я вам больше скажу, там еще есть детская комната такая сделанная, там все время сидит какая-то скучающая женщина, вдруг кто-то приведет свою бэби и негде играться. Там есть молельня такая вся, обвешанная иконами, куда, видно, когда он взял деньги, спрятал там, спрятал, потом пошел отмолить грех. Там все это есть. Есть огромная больница, которая – я не знаю, оснащение – самое лучшее европейское оснащение. Я, кстати, подал законопроект, чтобы «Феофанию» передали патриоты детям, пострадавшим в АТО. Почему-то Парубий, великий патриот нашей страны, под задницу себе положил этот проект и не выносит в зал, а я считаю, что это справедливый закон и пусть его поддерживают.

Степанец: А там, в «Феофании», если вот так вот мимо корпуса этого больничного проходить, то там можно увидеть камень, и на том камне написано: «Здесь будет больница будущего», на которую Ющенко собирал деньги прежде, помните? Марафон был на пятом канале, и все мы смски там присылали. Ну, такое дело.

Рабинович: Анечка, у меня другой вопрос всегда, можно мне объяснить, а почему, с каких это таких великих дел у депутата Верховной Рады должна быть отдельная больница? Ну почему? Конечно, они будут голосовать за Супрун, потому что они лечатся в «Феофании», там Супрун нет, а вся страна должна гибнуть около Супрун. Поэтому не имеет права в государстве у этих депутатов быть своя больница – тогда они не поймут больных, своя пекарня – тогда они не поймут цены в магазинах. Это должно быть уничтожено, это вообще безумие какое-то. Я одну вещь сделал, когда пошел, я всегда рассказываю, но я каюсь. Первый законопроект, который я подал на второй день пребывания в парламенте, он был тут же проведен, я просто пришел, спустился на второй день в столовую, а там все виды спиртного разливают. И я подумал: как, подожди? На заводе нельзя, да? Водитель, который ведет автобус, - нельзя. Государство ведут! Все, я подал законопроект, все спиртное убрали. Теперь на меня обижаются все девочки в столовой, на меня обижается весь парламент, и качество законов – я уже думаю, нехай бы пили, может, ну что-то б лучше выбралось.

Степанец: Да вы понимаете, Вадим Зиновьевич, что из-за вас депутаты перестали ходить на работу?

Рабинович: Я каюсь, дорогие друзья, я недооценил ситуацию, действительно, может быть, под этим делом они бы хотя бы меньше принимали.

Полуев: В бюджетную ночь, как показывает практика, они находят, где бы себе налить. Давайте еще с этой стороны вопрос.

Нам подняли пенсию всего лишь на 67 грн. И если мы сравним с ценами продуктов и коммуналкой - это ужас, это смешно. Как выжить нам? Мы очень вас уважаем и к вам обращаемся, помогите нам.

Рабинович: Вы знаете, тот вопрос, который вы сейчас подняли, - я думаю, что он вообще основной. Очень многие люди не понимают, надо поднять электронику, надо поднять химию, надо поднять физику, надо помочь молодежи, это все правильно. Но я знаю одно, что есть закон выживания, который звучит следующим образом: что если мы своим детям не можем сказать, что вот, работай честно, как я, и живи, как я, мы не построим страну. А что мы скажем нашим детям? Работай честно, как я, и живи в нищете, как я, да? Нет еще – слушайте, не было государства на земле, которое так уничтожало своих граждан. У меня есть одна вот, я думаю, вещь, которую я хотел бы до вас донести: нам надо самим тоже как-то голову перестраивать. Мы привыкать начинаем к нищете, потому что нас в нее ввели и рассказывают, что выйти из этого нельзя. Я приведу вам простой пример. Польша – я внимательно изучаю опыт всех стран, особенно стран бывшего Советского Союза, потому что многие похожи, пытаюсь что-то такое взять, например, казахи сделали, на мой взгляд, лучшую медицинскую реформу, лучшую, и нам много надо у них взять. Что касается Польши, они провели два закона, которых я подал вчера в Верховную Раду, полностью, ну, переделав под наши, я их взял и не стесняюсь и говорю, да, я научился этому у поляков. Первый закон, это касается пенсионеров, выплачивать 13-ю пенсию пенсионерам, это раз, поляки это сделали.

Мне пишут сразу в «Фейсбуке»: «Это гречка», «Это вы покупаете избирателей». Объясните мне, люди, почему-то, что положено всем вокруг нас, у нас гречка, почему, если я говорю, что мы не можем платить зарплату меньше 1000 долларов, это не остановит людей, все говорят, «это популизм»? Почему в Польше, нищей еще недавно Польше это не популизм? В Румынии это не популизм? В Беларуси уже в два раза больше прожиточный минимум, не популизм. А нас – нас пытаются приучить к нищете. Так вот не популистские, а единственно возможные законы. Первое – не просто 13-я, а обязательна 13-я пенсия, второе – полное списание коммунальных задолженностей. Объясню вам. Почему. Это не популистские лозунги.

Я объясню, что происходит в государстве сегодня. У нас сегодня накопилось около 60 млрд невыплаченных по коммуналке. Это кажется, «ну и ладно, им там не заплатили», это все не так. Завтра в ваших городах прежде, чем заключать договора на отопление, попросят погасить задолженность. Вся монетизация субсидий, которая прошла, это был подкуп избирателей, они не донесли их, люди нищие, они взяли эти деньги где-то заткнули дыры у себя в доме. Понимаете? И они это знали, проходимцы, когда это делали. Они увеличили еще больше покупательную – невозможность покупать это все. Теперь смотрите, что происходит. Местным советам это все отдали, они не могут заключать договора, не могут выплатить это все. Поэтому нам надо понять две вещи. Первое – нельзя жить во все нарастающей, нарастающей вот этой вот ипотеке. Нам надо одноразово списать долги, это просто закон. Второе, нам надо поддержать пенсионеров – и не только пенсионеров, вообще людей малообеспеченных на тот период, пока мы модернизируем страну. Нам нужен один год нормальной жизни, без криков, без танцев, без шаровар, а просто вот не петь, а просто спокойно, спокойно реформировать то, что надо реформировать. Отменить все эти дебильные законы, принятые заезжими проходимцами, пересмотреть все международные обязательства страны, потому что сегодня мы – я не хочу вас нагружать цифрами, но если мы собираемся честно выплачивать все, что понабирали эти воры, это значит, что и мы, и наши дети, наши внуки находятся в кабале. Еще только вынесли из роддома – он должен 10 тыс. долларов МВФ. Скажите, чего это вдруг мы должны платить? Мы - страна, которая пятый год…

Поэтому у нас есть огромный, огромный потенциал, потенциал исправить ситуацию. В первую очередь он заложен в нормальной экономической политике, мы потеряли 11 млрд на торговле с Россией и странами СНГ, и все этому аплодировали, в это же время нам аплодировали Америка и Западная Европа, потому что они эти 11 млрд нарастили на торговле с Россией. Да, под рассказы, как они нас любят, не потому, что они потакают России, нет. Они думают о своих гражданах, какая разница, им что украинцы, что русские, все равно, им нужно наращивать. Правильно? Правильно они делают. Они заботятся о своей стране. Поэтому немцы нарастили торговлю, американцы нарастили торговлю, а мы – какие-то лопухи все, все с нас и все из нашего кармана, почему? Потому прежде надо покупать там, где дешевле, продавать там, где дороже, - это основа экономики. А мы покупаем там, где дороже, рассказывая, покупаем какие-то ржавые пароходы, самолеты какие-то, которых не существует, какую-то ржавую технику, когда мы сами были локомотивами, мы ничего не вложили. Если бы мы эти деньги вложили в свой локомотив, у нас бы был локомотив, спросите, пожалуйста, когда закончится наша передача, где эти американские паровозы, которые понакупили за баснословные деньги? Вам расскажу, где они. Они стоят абсолютно в депо, потому что они не подходят под наши стандарты и просто не тянут груз. Понимаете? Вот почему мы бедные. Потому что никто не отвечает за то, что он творит с государственными деньгами. А денег государственных – они приходят и бюджет делят, как свою кассу, а нет такого понятия денег, все деньги произвели вы. Ни президент, ни премьер-министр, никто из них не производит, они сидят в кресле, производит вот весь народ, совокупно это все называется бюджетом, а оптом этот бюджет делят, как хочет, этот «гиперлуп», этот 37 млрд Гройсман закопал в дороги, теперь на выборы идет, еще гордится этими убитыми дорогами. Они обворовывают нас и гордятся этим, понимаете? А мы молчим и опять попадаемся в очередную ловушку. Нам надо прекрати танцевать, прекратить петь песни. Нам надо для того чтобы стать богатыми или хотя бы пока выйти из нищеты, нам нужно просто не голосовать за красивую морду лица, не за песню, спетую каким-то там очередным певцом, а за тех, кто просто тупо прагматично выведет нас из кризиса.

Полуев: Давайте обратимся еще к вопросам нашей телевизионной аудитории. Элина Бекетова у нас отвечает за связь со зрителем. Эля, что пишут?

Бекетова: Приветствую вас, ну что же, сегодня пишет много у нас людей, господин Вадим, меня слышно, да? Потому что к вам там будут вопросы. Очень активно интересуются, что вы думаете о пенсионной реформе, или отмените ее, или нет, если будете в парламенте. Лидия говорит: «Будут ли пересматривать пенсии госслужащих? За что нас так сильно обидели?» Елена из Киева говорит: «Вам не надоело критиковать Зеленского? Может быть, ему протянуть свою руку помощи, и тогда все изменится к лучшему». Валерий говорит: «О Донецке, Луганске слышим постоянно, когда же мы услышим о Крыме?» И Ирина то же пишет напоследок: «Вчера погибли медики от обстрела врага, сегодня двое раненых волонтеров, как договариваться после таких трагических событий и какие действенные планы сегодня существуют?» Вот такие к вам вопросы.

Степанец: Спасибо, Элина Бекетова продолжает работать с вашими вопросами и мыслями. Мирный план. Опять же возвращают зрители нас.

Рабинович: Ну, начинали с пенсионной реформы, но я могу отвечать, как вам больше нравится. Вы знаете, я просто вам отвечу то же самое, ведь в каждый момент какой-то войны, любой войны, вот, можно сказать, что вот сегодня пролилась кровь и война – что дальше? Вот я всегда говорю, замечательно, я могу быть тысячу раз прав, знаете, вот в семейной жизни есть такой закон, ты хочешь правым быть или счастливым? Каждый раз, когда каждая сторона начинает доказывать, что она права, это путь в никуда, потому что вторая будет сопротивляться, и вы знаете, что это будет. То же самое и в жизни. Послушайте, если вы думаете, отношения между странами – не как с людьми, - то же самое. Страны состоят из людей. Любой мир – это шаг назад, любой мир – это компромисс. Не хотите компромисса – будем воевать. Вы понимаете, а надо для себя решить, вот что мы хотим? Мы не хотим никаких компромиссов, у нас пролилась кровь, у нас пролилось это, мы не будем мириться, потому что враг нас атакует. Читаю еще раз: с украинской стороны за последнюю неделю 1467 снарядов, с той – 743. Ну, так и они так же скажут, они скажут, ну и все, а здесь вот, а у них – снаряды, если думаете. Не рвутся в Донецке и в Луганске – посмотрите немножечко, что происходит. Понимаете, нельзя так, ну что мы прочертим? Ну давайте, неважно сейчас, кто прав, скажите, что мы прочертим своим детям? Войну до последнего конца? С кем? С кем? С гражданами Украины, которые живут в Донецке? А скажите мне по-людски, вот так, по-человечески, 99% тех, кто при этой ситуации оказались, просто жили в этом городе. Каждый из нас не мог оказаться жить в Донецке, в Луганске? Мог? Мог. У нас была одна страна, мы спокойно ездили. И в тот момент, на этом разломе стал врагом? Чего? Я что, виноват, что вы, дебилы, довели до такого страну? 99% людей не имеют отношения к происшедшему. Это потом уже, когда начался механизм этот, когда раскрутили маховик ненависти, когда целые каналы работали на разжигание ненависти. Конечно, им теперь не нравится, что правду начинают говорить. Конечно, девятый номер в списке «Слуги народа», руководитель канала 1+1 говорит закрыть каналы, журналист говорит закрыть каналы, а второй журналист говорит: «Подбрасывайте им в карман наркотики», и все молчат. Почему? Да потому, что мы привыкли к тому, так же они и сделали эти 4 года. 90% населения страны не поддерживали то, что произошло. Но когда на улицы вышли банды, когда начали убивать людей, когда началось сжигание людей, конечно, люди нормальные боятся этого всего. Боятся и немножечко отходят в сторону, это понятно, и они этим воспользовались. Поэтому не было никакой коалиции, не было никаких законов, не расследовано – скажите, власть майданная, пришедшая после Майдана, не может расследовать, кто стрелял на Майдане? Вы верите в это? Прокуратура их, милиция их, СБУ, все их - ничего. Сейчас смотрю, что делают, - знаете, что сейчас делают на Институтской? Никто не знает? Срывают полностью фундамент, вывозят полностью брусчатку и деревья. Знаете почему? Заметают следы. Сейчас, когда будете ехать по центру Киева, посмотрите, Институт Вятровича принял решение проводить там работы, у нас нет другого плана в стране, только срезать Институтскую и деревья. Вот где правда, вот в ту правду всмотритесь. Я понимаю, что мы можем без конца рассказывать себе сейчас и рисовать врага, да у нас все соседи очень непростые. Если вы думаете, что кто-то недооценивает их, вы заблуждаетесь. Я прекрасно понимаю настрой имперской России, имперской Польши и Венгрии, которая заглядывает уже, как там все отцепить, и Румынии, которая смотрит на Бессарабию. И мы это должны понимать все, у каждой страны есть свои интересы, а у нас должны быть интересы Украины.

Полуев: Вы просто говорили о компромиссах, а где граница между компромиссами отстаивания интересов Украины? То есть, на какие именно компромиссы? На какие именно уступки Украина может пойти здесь, и что мы можем сделать, чтобы обеспечить устойчивое прекращение огня, возвращение ребят из тюрем в Донецке, Луганске, России и т. д.?

Рабинович: Первое: нам ничего, к сожалению, с вами не надо выдумывать. Да, я бы сегодня предложил друге формы и другие методы, но государство есть государство, и государство Украина подписало Минское соглашение. Вот Минское соглашение и есть та дорожная карта, по которой надо идти. Если вы не слышали выступление президента Франции, Германии, если вы не слышали выступления всех европейских лидеров, они сказали: «Вы пойдете минской картой». Поэтому кто хочет знать, как надо идти, - почитайте минскую карту. Неважно, как ее уже приняли, вот она уже есть, если мы не будем ее исполнять, мы останемся… вообще. Если вы не знаете, что сегодня происходит, давайте я вам расскажу. Вчера наша, например, власть, новая, уже вместе со старой объявила о том, что их – вдумайтесь просто во все это – Совет Европы их подвел, Парламентская ассамблея их подвела, они выходят из Европы. Климкин вообще сказал гениальную фразу: «Европа потеряла наше доверие, и теперь ей будет тяжело его вернуть». Вы понимаете? Недоумки, которые считают, что глобус состоит из одной Украины и что мир крутится вокруг этого глобуса, это не так. Вчера опубликовали рейтинг, хочу, чтобы вы все, опять-таки, рекламируя свой «Фейсбук», просто зашли и прочитали для себя, чтобы можно было вывод сделать. Есть такой – он один раз в пять лет выходит, это серьезнейшие аналитики мира проанализировали 75 стран мира и расставили их, как они видят будущее, как верят в эту страну, что вообще происходит со страной. 75 стран в мире. Я знаю, что нам рассказывают, что мы живем в самой лучшей армии, в самой лучшей стране, вот там прочитайте. Последние четыре страны, которые в этом списке, это Пакистан, Иран, Ирак и Украина. Я повторю вам: Пакистан, Иран, Ирак и Украина. Вот до чего эти гады довели нашу страну. Это в Европе. Вот что, будущее какое чертит с тем, кто приезжает к нам помогать, они уже сделали нам будущее, они уже знают, что с нами будет, они уже знают, что мы – Пакистан, Ирак, они уже заранее прислали сюда (когда мне задают вопрос, отмените ли вы реформу) Супрун, чтобы убить медицину, они прислали сюда Абромавичуса, чтобы убить промышленность, они прислали сюда Яресько, просто люди мало понимают в финансовых вещах, Яресько уничтожила нашу возможность подняться с колен, потому что она сделала так называемую реконструкцию долга, по которому мы с вами если будем чуть-чуть подниматься с колен и ВВП поднимать, мы будем вообще ненормальные деньги платить. Когда она закончила и подписала эту драконовскую, убийственную для будущего страны бумагу, ее перебросили – а помните, она в вышиванке до пола ходила? Все вот так вышиванку до пуза, у нее – до пола, потому что такой патриот был страшный. Она уехала в Пуэрто-Рико и в течение двух недель обанкротила Пуэрто-Рико. Потрясающие кадры нам присылают. Сейчас они при Зеленском все вернулись назад. Я смотрю, новые лица, а какие лица? Вернулся Абромавичус, ЦРК номер один который был, Данилюк стал на ключевых, все вернулись, все гранатоеды, все возглавили вдруг эту систему, Сорос стал во главе нашей страны. И нам говорят теперь, ну это ж при новом президенте. Вот я и боюсь, я боюсь того, что когда Порошенко предлагал нам продажу земли, мы бы в жизни за это не проголосовали и еще б вышли на улицу, потому что видно было, что вор это предлагает. А когда новый, честный, красивый, симпатичный президент с хорошей улыбкой в очередной раз подпрыгнет, там Кошевого поцелует в лобик и скажет, что надо продать землю, мы с улыбкой скажем: «Новый президент» и продадим свою землю. Вот этого нельзя допускать, люди, очнуться надо, протрите очи!

Степанец: Вадим Зиновьевич, все-таки от Пуэрто-Рико к Германии и Франции. Вы упомянули, что в Германии скажут о безальтернативности Минска и во Франции. Так вы же из Франции, я так понимаю, только вернулись. Что вам там сказали и что вы там сказали?

Рабинович: Вы знаете, я смешную историю вам расскажу. Мы были не просто во Франции. Мы были в сенате Франции, в стране «нормандского формата». Я привез им мирный план нашей партии, который Медведчук им презентовал. Они так насторожено говорят: «Да нам говорили про этот план». Открыли его, почитали, и вы знаете, никто ничего не читает. Я разговаривал с патриотами нашими, они говорят, что мирный план Медведчука нам не подходит. Я сказал: «Хорошо, по каким пунктам он вам не подходит?» - «Да его не читал и читать не хочу». Ну, вот понимаете, это логика идиотов каких-то. То есть мир, самое важное в стране, за что надо бороться 24 часа в сутки, оно не читало, оно просто против. На самом деле не существует никаких плохих или хороших планов. Любой план мира – он хороший. В плане, который предлагает наша партия, который разработан, и, я считаю, что любой может ознакомиться у нас на сайте, не просто нет никаких уступок со стороны нашей страны, не просто не никаких там поползновений на ее державную целостность – наоборот, полностью выпрямляется все в соответствии с Конституцией, возвращается Донецк, возвращается Луганск. Я вам скажу, пусть никто не боится, этот план показан и согласован и «ДНР», и «ЛНР», и Россией. Они не возражают. Теперь давайте прочитаем этот план, вместе все. Я считаю, что Зеленский должен был бросить все, прочитать этот план, вызвать, кого он там хочет вызвать, сказать: «Ребята, план хороший, но пункт 2 я бы поменял. Или пункт 9». Никто ничего не читает, мир никому не нужен, опять будем в 95-й квартал играть.

Полуев: Где его найти в открытом доступе?

Рабинович: На сайте нашей партии давно находится этот план, я его лично отдавал в руки Петру Алексеевичу Порошенко. Он его так прочитал, вот так вот подложил, сказал, что будем разбираться. Я лично его читал всем руководителям наших партий, которые в парламенте. Но вы понимаете, в чем дело, одна часть наживается на войне, вторая живет в патриотическом лагере, она боится что-то сказать, а третья, к сожалению, подыгрывает им, потому что им надо кушать, у них там бизнесмены. Поэтому так получилось, что мы остались одни в этом поле. И нас сегодня пока мало, да, нас мало, тех, кто идет к миру. Нас пока по опросам общественного мнения 12%. Я надеюсь, что все это изменится, потому что если так и останется, мир мы можем похоронить. Я никогда не обращался за голосами, я честно вел свою кампанию, и президентскую, и парламентскую, но сейчас я обращаюсь к вам: не за нас, я прошу вас проголосовать не за нас, я хочу проголосовать за себя, за ваших детей, за будущее Украины, не потому, что мы хорошие, а потому, что продать землю, разрешить гей-парады, уничтожить даже возможность подняться и ввергнуть нас в вечную войну – это преступление каждого против себя.

Полуев: Ну что ж, возможно, отреагируют сейчас на ваши предложения по демонстрации этого плана и обсуждению этого плана в команде Владимира Зеленского, ожидаем реакции.

Рабинович: Спасибо большое. Я неожиданно так закончил сейчас.

Полуев: И вам спасибо. Вадим Рабинович был сейчас нашим гостем, сопредседатель «Оппозиционной платформы - За життя».

Источник: 112.ua

Опубликовано: 4 июля 2019
×
Присоединиться